Архип приподнялся, сел и повел налитыми кровью глазами.

- А? - спросил он.

- Архип, где Волшебник?

Сутулый Архип поднялся и долго осматривал болт и обрывок недоуздка, в дыру даже заглянул и так же спокойно ответил:

- Увели, барин. Не досмотрел...

- Легли это мы спать, - шумели работники, - а Михайло и говорит: пойду-ка я посмотрю лошадей, а потом прибежал и кричит: увели, увели...

- Что же вы не догнали, черти окаянные!.. - наскакивал на них Собакин.

Работники вежливо посмеялись.

- Где ж догнать, разве мыслимо? Он это.

- Кто он?

- Да Оська.

- Ерунда, никакого Оськи нет...

- Очень есть, его это работа, вы, барин, не сомневайтесь.

- Ерунда, - кричал Собакин, - сию минуту на лошадей!.. Догнать!..

Работники помялись, но с места не тронулся ни единый.

- Ну?

- Нет, нельзя нам.

- Где его догнать...

- Он теперь за двести верст махает. Собакин побежал к дому и оттуда крикнул.

- Седлайте сию минуту верхового! Да зайди ко мне хоть ты, Дмитрий, за письмом к уряднику, живо!

...Утром на вопросы урядника Архип отвечал, что был вчера выпивши, ничего не слыхал и помнит только, как пал ему кто-то на грудь и скрутил руки, а были то двое или один и какие из себя - не помнит.

Так ничего и не добились от угрюмого, косолапого Архипа и отвели его в холодную, а урядник, выпив поднесенную на тарелочке рюмку водки и крепко на прощанье пожав Собакину руку, сказал:

- Архип в сем деле причиной, с него и взыщем, - и уехал.

Затих под горой колокольчик, Собакин вышел на балкон, посвистал и, спустившись в сад, зашагал по липовой аллее.

"Следствие, - думал Собакин, - суд будет, а Вот-шебника не видать мне, как ушей своих. Черти, ах черти, какую лошадь увели".

Собакину с досады хотелось сейчас же куда-нибудь поехать, вообще суетиться.

- Ну нет, я разыщу лошадь, под землей достану, - бормотал он и прислушался.

Близко, словно вынырнув из-за акации, зазвякали сборные бубенцы, промелькнула за кустами и остановилась у дома коляска Чембулатовой.

- Как я вам благодарен, Александра Аполлоновна, - говорил Собакин, идя навстречу старушке, - поверите ли, увели Волшебника и следа не оставили...

- Я предупреждала вас, не верили, а вышло по-моему, - торжествующе говорила старушка, - всему причиной ваш Архип, вот у моего братца так было..

Оба они, заложив руки, заходили по аллее. Александра Аполлоновна объясняла:

- Сейчас в Уральске конская ярмарка. Поезжайте туда как можно скорее, нигде как там ваш Волшебник...

- В Уральск?..

- Поедете верхом - это и скорее и удобнее для дела: братец мой тоже верхом ездил, у него увели Вадима от нашей Звезды и воейковского Черта.

- Ну и что же?

- Нашел, конечно, нашел мужика, который увел Вадима, - его арестовали, а жеребца отдали братцу.

- Я еду, Александра Аполлоновна, с вашего благословения...

- Помоги вам бог, - и старушка поцеловала в лоб приложившегося к ее руке Собакина...

Долго еще ходили они по липовой аллее, Александра Аполлоновна в шелковом колоколом платье, Собакин в куцем пиджачке из чесучи, и старушка давала подробнейшие наставления - куда ехать и как сохранить лошадь, чтоб прошла четыреста верст в четверо суток, и где остановиться(tm)

- С казаками будьте осторожнее, - хитрые они...

2

Тепла темная степь, светят на дорогу звезды, и дорога, чуть серая, глушит частые удары копыт, и кричит коростель в колдобине; где-то, значит, близко степной хутор...

Безлесные, безводные, как
страница 45
Толстой А.Н.   Собрание сочинений (Том 1)