сказать: я вас не люблю, выйду за того, кого люблю".

Сонечка вздохнула:

"Господи, до чего я глупа! Смольков даже и не подумает делать предложение. Вот, скажет, провинциальная барышня, только глаза таращит..."

Сонечка заложила руки за спину (привычку эту переняла от отца) и пошла назад по аллее. Мысли ее были противоречивые, и все время три человека герой мечтаний, сегодняшний красавец парень и Николай Николаевич - вставали перед глазами, то порознь, то сливаясь в одного, нависающего над ее фантазией.

Но о Смолькове проще было думать - он был дозволен и доступен. Понемногу с остальных перенесла Сонечка все идеальные качества на Смолькова. И когда живой Николай Николаевич явился в пятнистой от солнца аллее и, морща губы, приподнял соломенную шляпочку, она не узнала его и остановилась, затрепетав ресницами,

- Здесь очаровательно, - сказал Смольков. - Мне давно хотелось пожить в старом дворянском гнезде, - очаровательно!

"Такие парниковые огурцы бывают", - подумала Сонечка.

Смольков дотронулся до ее руки, заглянул в глаза и что-то говорил слегка надтреснутым, точно непроспанным голосом, - до Сонечки доходили лишь отдельные слова, которым она придавала свое значение...

- Я помешал вашей прогулке, Софья Ильинична, вы мечтали?..

"Как это мне можно помешать? - дивилась она. - Да отвечай же ему, дура!.."

- Я всю жизнь мечтал ходить по парку рядом с любимым существом, но жизнь, Софья Ильинична, тяжелая вещь...

"Так вот что, он несчастный". - И сердце Сонечки вдруг стало мягче.

Они дошли до пруда.

- Какая роскошь! - воскликнул Смольков. - Здесь есть лодка? Мы покатаемся, и вы споете? Да?

- Нет, - ответила Сонечка, - лодка есть, только гнилая.

- Жаль, - Смольков сел на пень, прищурился и охватил колено. - Я хотел, чтобы вы были со мной откровенны...

- Зачем?

Смольков сказал: "Гм!" - и слегка покачивался на пне, щурился на сияющую воду. У него были изумительные шелковые носки, изумительная рубашка, изумительный галстук. Глаза, конечно, не те, и нос - слишком велик... Но все же... Сонечка даже приоткрыла ротик - так внимательно вглядывалась. Вдруг Смольков чихнул, поднял коленку и добродушно засмеялся.

- А вы не глядите на солнышко, - сказала Сонечка, - а то опять чихнете...

- Великолепно! Я буду глядеть на вас. Можно? Вы будете мое маленькое солнце, даже лучше солнца, потому что я не буду чихать. Что? - Он, смеясь, взял ее руку...

"К чему ведет?.. Знаю, к чему ведет - отчаянно стараясь не краснеть, думала Сонечка. - Сейчас скажет: прошу вашей руки... Господи, помоги..."

- Софья Ильинична, мне нужно маленькое солнце, нежная, девичья привязанность...

"Началось... Сейчас убегу..."

- Софья Ильинична, прикосновение невинной руки целит мою измученную душу. Я одинок, я устал... Я много жил, но люди оставили во мне лишь горе... К чему я стремлюсь: чистые взгляды, невинные речи... Природа... Голубые, голубые, ваши глаза... Серебристый смех... боже, боже... Я знаю между нами пропасть... Вы никогда не_ сможете мне дать эту милостыню девичью дружбу...

Все же его пальцы все выше пробирались по ее руке. У Сонечки звенело в голове. Она несколько раз глотнула. Ничего уже не было видно - ни пруда, ни ветел, ни ленивых белых облаков за рощей... Она упорно глядела на красные искорки на галстуке Николая Николаевича... И так ничего ему не ответила на все слова, - в жизни еще не было у нее такой застенчивости... Когда Николай Николаевич отпустил, наконец, ее руку, она стала
страница 250
Толстой А.Н.   Собрание сочинений (Том 1)