батюшка, не бойся.

4

Фыркая от обиды и ничего не понимая, поднялся Алексей Петрович по винтовой лесенке в низкую антресоль, сел на кровать и, ударив себя по коленям, крикнул:

- Каков нахал! Нет, сию же минуту подай мне деньги, а? - при этом наморщил лоб и потер его. А дверь напротив в это время приотворилась, просунулась женская голова с распущенными волосами, спросила: "Можно войти?" - ив комнату подпрыгивающей походкой вошла худая девушка в белом и узком платье и села на стул у окна.

Алексей Петрович встал, насупился и поклонился боком. Девушка длинными пальцами расправила платье на коленях и, сказав: "Вас удивляет мое появление", - подняла на Видиняпина великолепные, неправильно поставленные глаза и усмехнулась большим ртом, причем углы его поднялись, словно у клоуна, кверху.

- Мне сказали, что приехал гость, а я уж давно никого не видела, продолжала девушка. - Мы живем только ночью, потому что мужики хотят меня и папу убить. Я вам нравлюсь? - вдруг спросила она просто и серьезно.

- Простите, - перебил Алексей Петрович, - но ваш папа выгнал меня, и мое положение здесь очень странное...

- Ах, вы не поняли, - воскликнула девушка с досадой, - он был пьян и сам напугался... А вы любите пить? Ведь счастье только во сне и в забытьи.

Девушка полузакрыла глаза, мечтательно улыбнулась и охватила колено.

- Чего вы молчите? Вы боитесь? Я не провинциалка. Я семь лет жила в Петербурге. Вы не поэт? Неправда. Я тоже пишу стихи. Хотите, прочту?

Она вдруг вытянула длинную шею; Видиняпину стало неловко. А девушка хрустнула пальцами и сказала:

Я б тебя затомила;

Я б убила любя,

Женская темная сила

Страшна для тебя.

Целуя бы, я укусила

Твой алый, твой алый рот.

Знает ли кто наперед,

Какая у девушки сила?

"Что за чепуха", - подумал Видиняпин в страхе.

А девушка чуть покосилась на Алексея Петровича, потом громко засмеялась, прыгнула на подоконник, протянула руки и молвила:

- Подойдите сюда; правда, плохие стихи? Ах, вы - трезвый человек. А стоит ли жить трезво? - Скучно. Поглядите на звезды; это я их рассыпала. Хотите их собрать? А любить вам хочется?

Алексей Петрович сильно провел по глазам ладонью: стыдно ему было хоть плачь, и, главное, путано и от стихов и от неприличных вопросов, которые, как осы, кололи со всех сторон.

- Я стихов не читаю, человек некрасивый и дикий, а приехал насчет быков, - сказал он, глянул на девушку и добавил поспешно: - Хотя ничего, я побаловаться не прочь.

Тогда она ударила кулачками по подоконнику, засмеялась невесело, взяла Алексея Петровича за рукав, потянула к своему лицу и стала глядеть в глаза скошенными глазами. Видиняпин вспотел и хотел увернуться, а она, гневно мотнув головой, сказала:

- Что же вы не "балуетесь"... Страшно?

И Алексей Петрович, задев маленькую и твердую ее грудь, почувствовал необыкновенное волнение, охватил девушку за бока и стал тащить с подоконника, подумав: "Черт с ними, с деньгами".

Но девушка ловко увернулась и сказала насмешливо:

- Так только мужики делают, дамский вы кавалер!

- Все равно, все равно, - бормотал Алексей Петрович, - я кавалер, ей-богу, - и тянулся, даже на колени встал, но девушка, подобрав платье, обошла его, толкнула раму окна, перегнулась к деревьям сада и молвила равнодушно:

- Вы или глупы, или наивны.

Но в это время постучали в двери, и голос старичка произнес:

- Барин извиняются и сойти вниз просят.

Видиняпин покраснел и вышел на лестницу, не
страница 208
Толстой А.Н.   Собрание сочинений (Том 1)