Ах, не то говоришь. - Ольга Леонтьевна с отчаянием даже толкнула ее. - Не жертва мне от тебя нужна. Не в монастырь же я тебя уговариваю.

- Что же вам от меня нужно?

Ольга Леонтьевна даже сделалась как будто ниже ростом. Вера опять опустила голову. В доме - ни шороха. Зашелести ветер листами за окном Вера, может быть, и не сказала бы того, чего так добивалась тетка. Но в саду - та же ночная тишина. Все затаилось. И Вера сказала едва слышно:

- Хорошо. Я выйду замуж за Никиту.

Ольга Леонтьевна молча всплеснула руками. Затем пошла на цыпочках. Но за дверью шаги ее застучали весело, бойко - так и полетели.

Пришел Никита. Стал у печки. Вера, все так же, не поднимая головы, сказала:

- Знаешь?

- Да, знаю, Вера.

- Ну вот, Никита.

Она поднялась с рояльного стульчика. Взяла голову Никиты в руки, губами коснулась его лба.

- Покойной ночи.

- Покойной ночи, Верочка.

- Что-нибудь почитать принеси мне.

- Хочешь новый журнал?

- Все равно.

Никита долго еще смотрел на едва видную в сумерках дверь, за которой скрылось, легко шурша, милое платье Веры. Потом сел на рояльный стульчик и молча затрясся.

С открытой книгой, но не читая, Вера лежала на низеньком диванчике, обитом ситчиком. За бумажным экраном с черными человечками колебалась свеча. Брови Веры были сдвинуты, сухие глаза раскрыты. Она приподнималась на локте, прислушиваясь.

Уже несколько раз из кустов голос Сергея шепотом звал: "Вера, Вера". Она не отвечала, не оборачивалась, но чувствовала - он стоит у окна.

Затем стремительно она поднялась. Сергей стоял с той стороны окна, положив локти на подоконник. Глядел блестящими глазами и усмехался,

- Что тебе нужно? - Вера затрясла головой. - Уйди, уйди от меня.

Сергей легко вспрыгнул на подоконник, протянул руки. Вера глядела на его короткие сильные пальцы. Он взял ее за локоть, обвил ее спину. Вера присела на подоконник. Закрыла глаза. Молчала. Только по лицу ее словно скользил темный огонь.

- Люблю, милая, - сказал он сквозь зубы, - не гони. Не будь упрямая.

Вера коротко вздохнула, опустила голову на плечо Сергею. Он наклонился, но губы его скользнули по ее щеке.

- Не надо, Сережа, не надо.

Она слышала, как страшно бьется его сердце. Теперь она чувствовала эти удары - грудью, своим сердцем. Сергей охватил ее плечи. Стал целовать шею.

- Можно к тебе, Вера, можно?

- Нет. - Она откинула голову, взглянула ему в лицо, в красные глаза. Не трогай меня, Сережа, я ослабею.

Он прильнул к ее рту. Она чувствовала - его пальцы расстегивают крючочки платья. Тогда она медленно, с трудом оторвалась от него. Он упал ей головой в колени, дышал жарко. А рука все продолжала расстегивать крючочки.

- Сережа, - сказала она, - оставь меня. Сегодня я дала слово Никите. Я его невеста.

- Вера, Вера, это хорошо... это хорошо... Я же не могу на тебе жениться... Тем лучше... Выходи, выходи, все равно - ты моя...

- Сережа, что ты говоришь?

- Глупенькая, пойми, - ты его не любишь, и не он будет...

- Что? Что...

- Он ничего не узнает. Пойми - он будет счастлив от самой скупой твоей милости... Но я, Вера... с ума схожу... Так все делают...

Сергей спрыгнул в комнату, дунул на свечу и опять плотно взял Веру. Но вся она была как каменная. Он бормотал ей в ухо, искал ее губ, но ее локти упрямо и остро упирались ему в грудь. Вера освободилась и сказала, отходя:

- Поздно уже. Я хочу спать. Покойной ночи.

Сергей шепотом помянул черта и исчез в окошке. Вера,
страница 110
Толстой А.Н.   Собрание сочинений (Том 1)