Твои слова, о царь, достойны... смеху... Твои упреки..."

И о а н н

Ну? "Твои упреки"?

Н а г о й "Твои упреки - басни пьяных баб! Стыдился б ты так грубо и нескладно Писать в чужую землю, где немало Искусных есть в риторике мужей! Непрошеную ж исповедь твою Невместно мне и краем уха слышать! Я не пресвитер, но в чину военном Служу я государю моему, Пресветлому, вельможному Стефану, Великому земли Литовской князю И польского шляхетства королю. Благоговеньем божиим мы взяли Уж у тебя Велиж, Усвят и Полоцк, А скоро взять надеемся и Псков. Где все твои минувшие победы? Где мудрые и светлые мужи, Которые тебе своею грудью Твердыни брали и тебе Казань И Астрахань под ноги покорили? Ты всех избил, изрезал и измучил, Твои войска, без добрых воевод, Подобные беспастырному стаду, Бегут от нас. Ты понял ли, о царь, Что все твои шуты и скоморохи Не заменят замученных вождей? Ты понял ли, что в машкерах плясанье И афродитские твои дела Не все равно, что битвы в чистом поле? Но ты о битвах, кажется, не мыслишь? Свое ты войско бросил..."

И о а н н

Продолжай!

Н а г о й "Свое ты войско бросил... как бегун... И дома заперся, как хороняка... Тебя, должно быть, злая мучит совесть И память всех твоих безумных дел... Войди ж в себя! А чтоб..."

И о а н н

Ну, что же? Дальше "А чтоб"?.. Читай!

Н а г о й

"А чтоб свою ты дурость Уразумел и духом бы смирился, Две эпистолии тебе я шлю От Цицерона, римского витии, К его друзьям, ко Клавдию и к Марку. Прочти их на досуге, и да будет Сие мое смиренное посланье Тебе..."

И о а н н

Кончай!

Н а г о й

О государь!

И о а н н

"Да будет Сие мое смиренное посланье..."

Н а г о й "Тебе лозой полезною! Аминь!"

При последних словах Нагого Иоанн вырывает у него письмо, смотрит в него и начинает мять бумагу. Его дергают судороги.

И о а н н За безопасным сидя рубежом, Ты лаешься, как пес из-за ограды! Из рук моих ты не изволил, княже, Приять венец мгновенных мук земных И вечное наследовать блаженство! Но не угодно ль милости твоей Пожаловать в Москву и мне словесно То высказать, что ты писать изволишь?

(Озирается.) И нету здесь ни одного из тех, Которые с ним мыслили? Ни брата Ни свояка - ни зятя - ни холопа! Нет никого! Со всеми я покончил И молча должен проглотить его Ругательства! Нет никого в запасе!

Входит стольник.

С т о л ь н и к Великий государь! К тебе бояре Пришли из Думы всем собором!

И о а н н Добро пожаловать! Они пришли Меня сменять! Обрадовались, чай! Долой отжившего царя! Пора-де Его как ветошь старую закинуть! Уж веселятся, чай, воображая, Как из дворца по Красному крыльцу С котомкой на плечах сходить я буду! Из милости, пожалуй, Христа ради, Кафтанишко они оставят мне! Посмотрим же, кому пришлося место Мне уступать! Прошу бояр войти!

Стольник выходит. Воистину! Что им за государь я? Под этой ли монашескою рясой Узнать меня? Уж я их отучил Перед венчанным трепетать владыкой! Как пишет Курбский? Войско-де я бросил? И стал смешон? И уж пишу нескладно? Как пьяная болтаю баба? Так ли? Посмотрим же, кто их премудрый царь, Который заживо взялся по мне Наследовать?

Входят бояре.

Бью вам челом, бояре! Довольно долго совещались вы; Но наконец вы приговор ваш думный Постановили и, конечно, мне Преемника назначили такого, Которому не стыдно сдать престол? Он, без сомненья, родом знаменит? Не меньше нас? Умом же, ратным духом, И благочестием, и милосердьем Нас и получше будет? - Ну, бояре? Пред кем я должен преклонить колена? Пред
страница 8
Толстой А.Н.   Смерть Иоанна Грозного