великий Там закипел; в котлы пороховые Успели наши бросить огнь - и разом Взлетели с ляхами на воздух. Много Погибло наших, но, хвала творцу, Все вражьи взорваны работы.

И о а н н

Дальше!

Г о н е ц Подземных ходов видя неудачу, Они тогда свезли на ближний холм Все стенобойные снаряды вместе И к вечеру пролом пробили. Тотчас К нему мы подкатили пушки: Барсу И Трескотуху, и, когда они Уж устремились с криками к пролому, Мы встретили их крупным чугуном И натиск их отбили.

И о а н н

Дальше!

Г о н е ц

К утру Великий приступ приказал король. Мы ж в колокол ударили осадный, Собором всем, хоругви распусти, Святые мощи Всеволода-князя Вкруг древних стен с молитвой обнесли И ляхов ждали. Гул такой раздался, Как будто налетела непогода... Мы встретили напор со всех раскатов, С костров, со стен, с быков, с обломов,

с башен, Посыпались на них кувшины зелья, Каменья, бревна и горящий лен... Уже они слабели - вдруг король Меж них явился, сам повел дружины И как вода шумящая на стены Их сила снова полилась. Напрасно Мы отбивались бердышами - башню Свинарскую обсыпали литовцы Как муравьи полезли - на зубцах Схватились с нами - новые ватаги За ними лезли - долго мы держались Но наконец...

И о а н н

Ну?

Г о н е ц

Наконец они Сломали нас и овладели башней!

И о а н н Так вот вы как сдержали целованье? Клятвопреступники! Христопродавцы! Что делал Шуйский?

Г о н е ц

Князь Иван Петрович, Увидя башню полною врагов, Своей рукой схватил зажженный светоч И в подземелье бросил. С громом башня Взлетела вверх - и каменным дождем Далеко стан засыпала литовский.

И о а н н Насилу-то! Что дальше?

Г о н е ц

Этот приступ Последний был. Король ушел от Пскова. Замойскому осаду передав.

И о а н н Хвала творцу! Я вижу надо мною Всесильный промысл божий. Ну, король? Не мнил ли ты уж совладать со мною, Со мною, божьей милостью владыкой, Ты, милостию панскою король? Посмотрим, как ты о псковские стены Бодливый лоб свой расшибешь! А сколько Литовцев полегло?

Г о н е ц

Примерным счетом, Убитых будет тысяч до пяти, А раненых и вдвое.

И о а н н

Что, король? Доволен ты уплатою моею За Полоцк и Велиж? А сколько ихных С начала облежания убито?

Г о н е ц В пять приступов убито тысяч с двадцать, Да наших тысяч до семи.

И о а н н

Довольно Осталось вас. Еще раз на пять хватит!

Входит стольник.

С т о л ь н и к Великий царь...

И о а н н

Что? Кончен их совет?

С т о л ь н и к

(подавая письмо) Один врагами полоненный ратник С письмом отпущен к милости твоей.

И о а н н Подай сюда!

(К Нагому.)

Читай его, Григорий!

Стольник уходит.

Н а г о й (развертывает и читает) "Царю всея Русии Иоанну От князь Андрея, князь Михайлы сына..."

И о а н н Что? Что?

Н а г о й

(смотрит в письмо)

"От князь Михайлы, сына Курб..."

И о а н н От Курбского! А! На мое посланье Ответ его мне милость посылает!

(К гонцу.)

Ступай! (К. Нагому.)

Прочти!

Н а г о й

Но,государь...

И о а н н

Читай!

Н а г о й

(читает) "От Курбского, подвластного когда-то Тебе слуги, теперь короны польской Владетельного Ковельского князя, Поклон. Внимай моим словам..."

И о а н н

Ну? Что же?

Н а г о й Не смею, государь!

И о а н н

Читай!

Н а г о й

(продолжает читать)

"Нелепый И широковещательный твой лист Я вразумил. Превыше божьих звезд Гордынею своею возносяся И сам же фарисейски унижаясь, В изменах ты небытных нас винишь.
страница 7
Толстой А.Н.   Смерть Иоанна Грозного