С царицею? С царевичем твоим С Димитрием?

И о а н н

Господь их не оставит!

Н а г о й Но кто ж сумеет государством править, Опричь тебя?

И о а н н

Острупился мой ум; Изныло сердце; руки неспособны Держать бразды; уж за грехи мои Господь послал поганым одоленье, Мне ж указал престол мой уступить Другому; беззакония мои Песка морского паче: сыроядец Мучитель - блудник - церкви оскорбитель Долготерпенья божьего пучину Последним я злодейством истощил!

Н а г о й О государь! Ты в мысли умножаешь Невольный грех свой! Не хотел убить ты Царевича! Нечаянно твой посох Такой удар ему нанес!

И о а н н

Неправда! Нарочно я, с намерением, с волей, Его убил! Иль из ума я выжил, Что уж и сам не знал, куда колол? Нет - я убил его нарочно! Навзничь Упал он, кровью обливаясь; руки Мне лобызал и, умирая, грех мой Великий отпустил мне, но я сам Простить себе злодейства не хочу!

(Таинственно.) Сегодня ночью он являлся мне, Манил меня кровавою рукою, И схиму мне показывал, и звал Меня с собой, в священную обитель На Белом озере, туда, где мощи Покоятся Кирилла-чудотворца. Туда и прежде иногда любил я От треволненья мира удаляться; Любил я там, вдали от суеты, О будущем покое помышлять И забывать людей неблагодарность И злые козни недругов моих! И умилительно мне было в келье От долгого стоянья отдыхать, В вечерний час следить за облаками, Лишь ветра шум, да чаек слышать крики, Да озера однообразный плеск. Там тишина! Там всех страстей забвенье! Там схиму я приму, и, может быть, Молитвою, пожизненным постом И долгим сокрушеньем заслужу я Прощенье окаянству моему!

(Помолчав.) Поди узнай, зачем так долго длится Их совещанье? Скоро ли они Свой постановят приговор и с новым Царем придут, да возложу немедля Я на него и бармы и венец!

Нагой уходит.

Все кончено! Так вот куда приводит Меня величья длинная стезя! Что встретил я на ней? Одни страданья! От младости не ведая покоя, То на коне, под свистом вражьих стрел, Языцей покоряя, то в синклите, Сражаяся с боярским мятежом, Лишь длинный ряд я вижу за собою Ночей бессонных и тревожных дней! Не кротким был я властелином - нет! Я не умел обуздывать себя! Отец Сильвестр, наставник добрый мой, Мне говорил: "Иване, берегись! В тебя вселиться хочет сатана! Не отверзай души ему, Иване!" Но я был глух к речам святого старца, И душу я диаволу отверз! Нет, я не царь! Я волк! Я пес смердящий! Мучитель я! Мой сын, убитый мною! Я Каина злодейство превзошел! Я прокажен душой и мыслью! Язвы Сердечные бесчисленны мои! О Христе-боже! Исцели меня! Прости мне, как разбойнику простил ты! Очисти мя от несказанных скверней И ко блаженных лику сочетай!

Нагой поспешно возвращается.

Н а г о й Великий государь! Сейчас от Пскова Прибыл гонец!

И о а н н

Уж я не государь Пусть обратится к новому владыке!

Н а г о й Он говорит, что с радостною вестью Его прислал князь Шуйский!

И о а н н

Пусть войдет!

Нагой впускает гонца.

Г о н е ц Великий царь! Тебе твой воевода Боярин князь Иван Петрович Шуйский С сидельцами псковскими бьет челом! Усердными молитвами твоими, Предстательством угодников святых И силой честного креста - отбили Мы приступ их. Несметное число Легло врагов. За помощью в Варшаву Бежал король, а продолжать осаду Он ближним воеводам указал!

И о а н н Благословен господь! Как было дело?

Г о н е ц Уж пять недель они вели подкопы, Копали борозды и неумолчно Из пушек били по стенам! Князь Шуйский Навстречу им подкопы рыть велел. Сошлися под землею. Бой
страница 6
Толстой А.Н.   Смерть Иоанна Грозного