Негоже кам. Ты молвил сгоряча Доносчиков не чаю между нами Тебе ж отвечу: выбора нам нет! Из двух грозящих зол кто усомнится Взять меньшее? Что лучше: видеть Русь В руках врагов? Москву в плену у хана? Церквей, святыней поруганье?- Или По-прежнему с покорностью сносить Владыку, богом данного? Ужели Нам наши головы земли дороже? Еще скажу: великий государь Был, правда, к нам немилостив и грозен, Но время то прошло; ты слышал, князь, Он умилился сердцем, стал не тот, Стал милостив; и если он опять Приимет государство - не земле, Ее врагам он только будет страшен!

Г о л о с а Так! Так! Он прав! Он дело говорит!

С и ц к и й Боярин, ты сладкоречив, я знаю! Ты хитростным умеешь языком Позолотить все, что тебе пригодно! Вестимо: ты утратить власть боишься, Когда другой наместо Иоанна Возьмет венец! Бояре, берегитесь: Он мягко стелет - жестко будет спать!

Г о д у н о в Бояре все! Свидетельствуюсь вами Не заслужил я этого упрека! Вам ведомо, что власти не ищу я. Я говорил по вашей воле ныне Но, может быть, я и не прав, бояре; Меня князь Сицкий старше и умней; Когда вы с ним согласны, я готов Признать царем боярина Никиту Романыча или кого велите!

Г о л о с а Нет, не хотим Захарьина! Не надо!

Г о д у н о в Иль, может быть, Мстиславского, бояре?

Г о л о с а Нет, не хотим! И сами мы не меньше Мстиславского!

Г о д у н о в

Иль Шуйского, бояре?

Г о л о с а И Шуйского не надо! Быть под Шуйским Мы не хотим! Хотим царя Ивана!

С и ц к и й Идите же! Идите все к нему! Идите в бойню, как баранье стадо! Мне делать боле нечего меж вас!

(Уходит.)

Г о л о с а и к р и к и Он бунтовщик! Он оскорбил всю Думу! Он против всех идет! Он всем досадчик!

Г о д у н о в Не гневайтеся на него, бояре! Он говорил, как мыслил. Если ж вы Решили в мудрости своей всей Думой Идти к царю - пойдем, не надо мешкать!

З а х а р ь и н Когда бы не шатание земли, Не по сердцу была б мне эта мера, Но страшно ныне потрясать престол. Пойдем к царю - другого нет исхода!

М с т и с л а в с к и й Кто ж будет речь вести?

З а х а р ь и н

Да ты,боярин; Кому ж другому? Ты меж нами старший!

М с т и с л а в с к и й Неловко мне! Сегодня на меня И без того разгневался уж царь.

Г о л о с а Пусть Шуйский говорит!

Ш у й с к и й

И мне неловко!

З а х а р ь и н Пожалуй, я речь поведу, бояре! Мне гнев его не страшен - мне страшна Земли погибель!

Г о д у н о в

Нет, отец названый! Не допущу тебя я до опалы! Дай мне вести пред государем речь Меня не жаль!

М с т и с л а в с к и й

Пойдемте ж! Годунов Речь поведет; он всех нас лучше скажет!

Все бояре встают и уходят за Мстиславским.

С а л т ы к о в

(уходя, к Голицыну) А Сицкий-то был прав! Ведь Годунов Так и глядит, как бы взобраться в гору!

Г о л и ц ы н Сел ниже всех, а под конец стал первым!

Ш е р е м е т е в А говорили: быть без мест!

Т р у б е ц к о й

Дай срок! И скоро всех татарин пересядет!

Уходят.

ЦАРСКАЯ ОПОЧИВАЛЬНЯ

Иоанн, бледный, изнуренный, одетый в черную рясу, сидит в креслах, с четками в руках. Возле него, на столе, Мономахова шапка; с другой стороны, на скамье, полное царское облачение. Григорий Нагой подает ему чару.

Н а г о й О государь! Не откажись хоть каплю Вина испить! Вот уж который день Себя ты изнуряешь! Ничего ты И в рот не брал!

И о а н н

Не надо пищи телу, Когда душа упитана тоской. Отныне мне раскаяние пища!

Н а г о й Великий государь! Ужели вправду Ты нас покинуть хочешь? Что же будет
страница 5
Толстой А.Н.   Смерть Иоанна Грозного