Ссылает их далеко от Москвы!

Гул на площади.

Ш у й с к и й Борис Феодорыч! Помилуй! Что ты?

Б е л ь с к и й За что нас в ссылку?

Г о д у н о в

Вы вольны остаться Хотите ль выйти на крыльцо?

Ш у й с к и й

Помилуй! Нас разорвут!

Б е л ь с к и й

Нас разорвут на клочья!

Г о д у н о в Я думаю.

(К стрелецкому голове.)

За крепким караулом Бояр отправить из Москвы. В Покрове Вас известят, куда их отвезти.

Шуйского и Бельского окружают стрельцы.

З а х а р ь и н

(к Годунову) Ты скор, боярин. Мы еще не знаем, Кто поднял бунт.

Г о д у н о в

Нагие со Мстиславским. (Указывая на Битяговского, который входит

в приличном виде и в добром платье.) Вот кто на них свидетелем стоит!

Н а г и е и М с т и с л а в с к и й Как? Он?

Б и т я г о в с к и й

(нагло)

Да, я!

Г о д у н о в

(К Мстиславскому)

Князь, ты достоин смерти, Но царь тебя лишь в монастырь ссылает.

(к Нагим) А вас обоих, из любви к царице, Прощает он и в Углич вам велит Отправиться с царевичем и с нею. (К царице, указывая на Битяговского.) Вас всех блюсти вот этот наряжен!

Ц а р и ц а

(к Федору) Не верь ему! Не верь ему, Феодор! Не отсылай нас, царь!

Ф е д о р

(К Годунову)

Нельзя ли, шурин, Царице здесь остаться?

Г о д у н о в

Государь, Там лучше ей.

З а х а р ь и н

Боярин Годунов! Я вижу, ты распоряжаться мастер! Всем место ты нашел - лишь одного Меня забыл ты! Говори, куда Идти я должен? В ссылку? В монастырь? В тюрьму? Или на плаху?

Г о д у н о в

Мой отец, Тебя царь просит оставаться с ним.

Ц а р и ц а

(К Захарьину)

Спаси меня! Спаси меня, боярин! Пропали мы!

З а х а р ь и н

Дай господи, царица, Чтобы не все пропало! Злое семя Посеял ты, боярин Годунов! Не доброй жатвы от него я чаю!

(Обращаясь к трупу Иоанна.) О царь Иван! Прости тебя господь! Прости нас всех! Вот самовластья кара! Вот распаденья нашего исход!

Ф е д о р

(к царице, со слезами) Не плачь, царица-матушка! Что ж делать! Так, видно, надобно!

Г о д у н о в

(подходит к окну)

Народ московский! Великий царь Феодор Иоанныч Прощает вас! Ступайте все молиться За упокой души царя Ивана, А завтра утром будет вам раздача По всей Москве и хлеба и вина!

Крики на площади Да здравствует царь Федор Иоанныч! Да здравствует боярин Годунов!

Федор бросается, рыдая, на шею Годунову. Они стоят,

обнявши друг друга.

1862-1864
страница 36
Толстой А.Н.   Смерть Иоанна Грозного