жестоко и ответа Ждал из Литвы, а сам дрожал от гнева; Теперь же позабыл он и о Курбском, И кроток стал, и милостив в речах.

Ш у й с к и й Не нам царю указывать. От бога Его и гнев и милость. Что ж, бояре? Приступим к избиранию!

В с е

Приступим!

Молчание.

М с т и с л а в с к и й Кого ж, бояре?

Н а г о й

Да кого ж другого, Коль миновать мы Федора должны, Кого ж еще, как не царева ж сына, Димитрия Иваныча?

М с т и с л а в с к и й

Младенца?

Н а г о й А мать на что? Царица-то на что? Когда же с вас сестры-царицы мало Правителя придать ей!

С а л т ы к о в

Не тебя ли?

Н а г о й Меня ли, брата ль, все равно - мы оба Димитрию дядья!

С а л т ы к о в

Да нам не дядьки!

Т а т и щ е в Избави бог! Мы помним малолетство Царя Ивана! От дядьев царевых Избави бог!

Ш у й с к и й

Не приведи господь!

З а х а р ь и н Не приведи! Нам нужен властный царь, А не опека над царем!

М с т и с л а в с к и й

Вестимо! И сам Иван Васильич указал, Чтоб из себя мы выбор учинили.

Ш е р е м е т е в Кого ж тогда?

Щ е р б а т ы й

Да уж кого ни взять, Он должен быть породы знаменитой, Чтоб все склонились перед ним.

С и ц к и й

Нет, князь! Пусть тот царит, кто доблестней нас всех! Его искать недалеко - Никита Романович Захарьин перед вами!

Говор. У царского кровавого престола Он тридцать лет стоит, и чист и бел. Он смелым словом тысячи безвинных Спасал не раз, когда уже над ними Подъятые сверкали топоры. Себя ж он не берег. Всегда он смерти Глядел в глаза - и смерть, нам всем на диво, Его главы почтенной не коснулась И стелется пред нами жизнь его Без пятнышка, как снежная равнина!

Г о л о с а Захарьина! Захарьина! Никиту Романыча! Захарьина на царство!

Т р у б е ц к о й

(к Сицкому) Кто против этого! Боярин чист! Корить его не станем. По заслугам И честь ему мы воздаем, но он Не княжеского рода - быть под ним Невместно нам, потомкам Гедимина!

Ш у й с к и й Нам и подавно, Рюрика потомкам!

Г о л и ц ы н Нет, он не князь - нам быть под ним негоже!

С а л т ы к о в Не князь он, правда,- но с царем в свойстве!

Н а г о й Не он один! С царем в свойстве и мы!

С а л т ы к о в Ты брат седьмой жены, Захарьин - первой!

З а х а р ь и н Из-за меня не спорьтеся, бояре! Благодарю тебя за честь, князь Сицкий,

(кланяется некоторым) Благодарю и вас, бояре, но Я чести бы не принял, хоть и все б вы Меня хотели, я б не принял чести! Я слишком прост, бояре! Не сподобил Меня господь науки государской. А коль хотите доброго совета, То есть один, который и породой И службою нас будет выше всех: Боярин воевода князь Иван Петрович Шуйский, что теперь сидит Во Пскове против короля Батура,Вот вы кого возьмите! Перед этим Склониться не обидно никому!

Ш е р е м е т е в Нет, Шуйского нельзя! Король недаром Уж пятый месяц осаждает Псков! А воевода князь Иван Петрович Засел в нем насмерть, и на том он крест Со всей своей дружиной целовал. Бог весть, на сколько времени еще Продлится облежанье; мы ж не можем И часу оставаться без царя!

Ш у й с к и й Так как же быть?

М с т и с л а в с к и й

Не ведаю, бояре!

Ш у й с к и й Царь ждет ответа - надо кончить выбор!

З а х а р ь и н

(к Годунову) Борис Феодорыч! Ты что ж доселе Не вымолвил ни слова? В трудном деле Ты выручал нас часто из беды Скажи, как мыслишь?

Г о д у н о в

(встает)

Мне ль, отец названый, Мне ль говорить теперь, когда исхода Напрасно ищут лучшие из вас? Но если вы мне речь
страница 3
Толстой А.Н.   Смерть Иоанна Грозного