пленница, за тобой послала, - отвечает ему лунь-птица, - давно стережет ее старый жиж.

- Войди, Иван-царевич, - жалобно прозвенел из терема голос.

По ледяному мосту пробежал, распахнул ворота Иван-царевич - оскалились медвежьи головы. Вышиб ногой дверь в светлицу: видит - на нетопленной печурке сидит жиж, голова у него медная, глазами ворочает.

- Ты зачем объявился? Или две головы на плечах? - зарычал жиж.

Прицелился Иван-царевич и вогнал золотую стрелу между глаз старому жижу.

Упал жиж, дым повалил у него изо рта, вылетело красное пламя и поело терем. Иван-царевич побежал в светлицу. У окна, серебряными цепями прикована, сидит Алая-Алица, плачет... Разрубил цепи, взял Иван-царевич на руки царевну и выскочил с ней в окошко.

Рухнул зимний терем и облаком поднялся к синему небу. Сбежал снег с поляны, на земле поднялись, зацвели цветы. Распустились по деревьям клейкие листья.

Откуда ни возьмись прибежали тоненькие, синие еще от зимнего недоеда, русалки-мавки, закачались на деревьях; пришел журавль на одной ноге; закуковала кукушка; лешие захлопали в деревянные ладоши; позык аукался.

Шум, гам, пение птичье... И по синему небу раскатился, загрохотал апрельский гром.

И узнали все на свете, что Иван-царевич справляет свадьбу с Алой-Алицей, весенней царевной.

СОЛОМЕННЫЙ ЖЕНИХ

Внизу овина, где зажигают теплины, в углу темного подлаза лежит, засунув морду в земляную нору, черный кот.

Не кот это, а овинник. Лежит, хвостом не вильнет - пригрелся. А на воле - студено.

Прибежали в овин девушки, ногами потопали.

- Идемте в подлаз греться.

Полегли в подлазе, где дымом пахнет, близко друг к дружке, и завели такие разговоры, что - стар овинник, а чихнул и землей себе глаза запорошил.

- Что это, подружки, никак чихнуло? - спрашивают девушки.

Овинник рассердился, что глаза ему запорошило, протер их лапой и говорит:

- Ну-ка, иди сюда, которая нехорошие слова говорила!

Каждая девушка на себя подумала, и ни одна ни с места.

- Ну, что же, - говорит овинник, - или мне самому вылезать?

И стал из норы пятиться... Тут одна догадливая да бедная, сирота Василиса, взяла ржаной сноп, прикрыла его платком и поставила впереди всех.

- Вот тебе!..

Выскокнул из норы овинник, пыхнул зелеными глазами и стал сноп рвать, а девушки из овина выбежали и - на деревню, а та, что подогадливее - Василиса, - схоронилась за ворох соломы и говорит оттуда:

- Черный кот, старый овинник, что со мной делаешь, - все тело мое изорвал.

Фыркнул овинник, отскочил и кричит:

- Очень я злой, погоди - отойду, тогда разговаривай.

Подождала Василиса и говорит опять:

- Отошел?

- Отхожу, сейчас, только усы вылижу... Ну, что тебе надо?

- Залечи мне раны...

Фыркнул кот в землю, лапой пыль подхватил и мазнул по снопу.

А сноп так и остался снопом...

- Так ты меня обманула? - говорит кот, а самому уж смешно.

- Обманула, батюшка, - отвечает ему Василиса, - прости, батюшка, да смилуйся - найди мне жениха, чтобы краше его на свете не было.

- Уж больно я сам-то урод, - говорит овинник. - Ну да ладно. - И ударился о землю и стал из черного кота - кот белый и хвостом Василису пощекотал...

- Чем тебе не жених?

- Нет, - говорит Василиса, - за кота замуж не пойду; дай мне жениха настоящего.

Подумал овинник, походил по овину, - мыша походя сожрал. Вдруг подскочил к ржаному снопу, заурчал, облизал его, чихнул три раза и сделался
страница 8
Толстой А.Н.   Сказки