говорит:

- У нас изба-то худа - поди-ка, старик, опять в лес, не поправит ли птичка нашу избу.

Старик послушался. Приезжает в лес, нашел это дерево, взял топор и давай рубить.

Опять выскакивает птичка:

- Чивы, чивы, чивычок, чего надо, старичок?

- Да вот, птичка, у меня больно изба-то плоха, не поправишь ли ты?

- Иди домой, у тебя изба новая, всего вдоволь.

Воротился старик домой и не узнает: стоит на его дворе изба новая, словно чаша полная, хлеба - вдоволь, а коров, лошадей, овец и не пересчитаешь.

Пожили они некоторое время, приелось старухе богатое житье, говорит она старику:

- У нас всего довольно, да мы крестьяне, нас никто не уважает. Поди-ка, старик, попроси птичку - не сделает ли она тебя чиновником, а меня - чиновницей.

Старик взял топор. Приезжает в лес, нашел это дерево и начинает рубить. Выскакивает птичка:

- Чивы, чивы, чивычок, чего надо, старичок?

- Да вот, родима птичка, нельзя ли меня сделать чиновником, а мою старуху - чиновницей?

- Иди домой, будешь ты чиновником, а старуха твоя - чиновницей.

Воротился он домой. Едет по деревне - все шапки снимают, все его боятся. Двор полон слуг, старуха его разодета, как барыня.

Пожили они небольшое время, захотелось старухе большего.

- Велико ли дело - чиновник! Царь захочет - и тебя и меня под арест посадит. Поди, старик, к птичке, попроси - не сделает ли тебя царем, а меня - царицей.

Делать нечего. Старик опять взял топор, поехал в лес и начинает рубить это дерево. Выскакивает птичка:

- Чивы, чивы, чивычок, чего надо, старичок?

- Да вот чего, матушка родима птичка: не сделаешь ли ты меня царем, старуху мою - царицей?

- Ступай домой, будешь ты царем, старуха твоя - царицей.

Приезжает он домой, а за ним уж послы приехали: царь-де помер, тебя на его место выбрали.

Не много пришлось старику со старухой поцарствовать - показалось старухе мало быть царицей:

- Велико ли дело - царь! Бог захочет - смерть пошлет, и зароют тебя в сырую землю. Ступай, старик, к птичке да проси - не сделает ли она нас богами...

Взял старик топор, пошел к дереву и хочет рубить его под корень. Выскакивает птичка:

- Чивы, чивы, чивычок, чего надо, старичок?

- Сделай милость, птичка, сотвори меня богом.

- Ладно, ступай домой - будешь ты быком, а старуха твоя - свиньей.

Старик тут же обратился быком. Приходит домой и видит - стала его старуха свиньей.

ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНЬЮ

Жил-был старик. У его было три сына: двое умных, третий - дурачок Емеля.

Те братья работают, а Емеля целый день лежит на печке, знать ничего не хочет.

Один раз братья уехали на базар, а бабы, невестки, давай посылать его:

- Сходи, Емеля, за водой.

А он им с печки:

- Неохота...

- Сходи, Емеля, а то братья с базара воротятся, гостинцев тебе не привезут.

- Ну, ладно.

Слез Емеля с печки, обулся, оделся, взял ведра да топор и пошел на речку.

Прорубил лед, зачерпнул ведра и поставил их, а сам глядит в прорубь. И увидел Емеля в проруби щуку. Изловчился и ухватил щуку в руку:

- Вот уха будет сладка!

Вдруг щука говорит ему человечьим голосом:

- Емеля, отпусти меня в воду, я тебе пригожусь.

А Емеля смеется:

- На что ты мне пригодишься?.. Нет, понесу тебя домой, велю невесткам уху сварить. Будет уха сладка.

Щука взмолилась опять:

- Емеля, Емеля, отпусти меня в воду, я тебе сделаю все, что ни пожелаешь.

- Ладно,
страница 73
Толстой А.Н.   Сказки