говорит, одна сырость, - Петечку за руки взял, побежал на задворки, а там уж рыжий конь стоит; вскочил на коня домовой, Петечку спереди присунул, дочку позади, коня лопатой хлоп, конь скок и под горку по талому снегу живо до леса домчал. А в лесу из-под снега студеные ручьи бегут, лезет на волю зеленая трава, раздвигает талые листья; ухают овраги, шумят, как вода; голые еще березы почками покрываются; прибежали зайцы, зимнюю шерсть лапами соскребают, кувыркаются; в синем небе гуси летят...

Домовой Петечку с дочкой ссадил, сам дальше поскакал, а домовова дочка сплела желтенький венок, ладони ко рту приложила и крикнула:

- Ау, русалки, ау, сестрицы-мавки, полно вам спать!

Аукнулось по лесу, и со всех сторон, как весенний гром, откликнулись русалочьи голоса.

- Побежим к мавкам, - говорит домовова дочка, - они тебе красную рубашку дадут, настоящую, не то что в снежном дому.

- Кота бы нам взять, - говорит Петечка.

Смотрит, и кот явился, хвост трубой и глаза воровские горят.

И побежали они втроем в густую чащу к русалкам играть, только не в представленыши, а в настоящие весенние игры: качаться на деревьях, хохотать на весь лес, будить сонных зверей - ежей, барсуков и медведя - и под солнцем на крутом берегу водить веселые хороводы.

ФОФКА

Детскую оклеили новыми обоями. Обои были очень хорошие, с пестрыми цветочками.

Но никто недосмотрел, - ни приказчик, который пробовал обои, ни мама, которая их купила, ни нянька Анна, ни горничная Маша, ни кухарка Домна, словом никто, ни один человек, недосмотрел вот чего.

Маляр приклеил на самом верху, вдоль всего карниза, широкую бумажную полосу. На полосе были нарисованы пять сидящих собак и посредине их желтый цыпленок с пумпушкой на хвосте. Рядом опять сидящие кружком пять собачек и цыпленок. Рядом опять собачки и цыпленок с пумпушкой. И так вдоль всей комнаты под потолком сидели пять собачек и цыпленок, пять собачек и цыпленок...

Маляр наклеил полосу, слез с лестницы и сказал:

- Ну-ну!

Но сказал это так, что это было не просто "ну-ну", а что-то похуже. Да и маляр был необыкновенный маляр, до того замазанный мелом и разными красками, что трудно было разобрать - молодой он или старый, хороший он человек или плохой человек.

Маляр взял лестницу, протопал тяжелыми сапогами по коридору и пропал через черный ход, - только его и видели.

А потом и оказалось: мама никогда такой полосы с собаками и цыплятами не покупала.

Но - делать нечего. Мама пришла в детскую и сказала:

- Ну, что же, очень мило - собачки и цыпленок, - и велела детям ложиться спать.

Нас, детей, было двое у нашей мамы, я и Зина. Легли мы спать. Зина мне и говорит:

- Знаешь что? А цыпленка зовут Фофка.

Я спрашиваю:

- Как Фофка?

- А вот так, сам увидишь.

Мы долго не могли заснуть. Вдруг Зина шепчет:

- У тебя глаза открыты?

- Нет, зажмуренные.

- Ты ничего не слышишь?

Я навострил оба уха, слышу - потрескивает где-то, попискивает. Открыл в одном глазу щелку, смотрю - лампадка мигает, а по стене бегают тени, как мячики. В это время лампадка затрещала и погасла.

Зина сейчас же залезла ко мне под одеяло, закрылись мы с головой. Она и говорит:

- Фофка все масло в лампадке выпил.

Я спрашиваю:

- А шарики зачем по стене прыгали?

- Это Фофка от собак убегал, слава богу они его поймали.

Наутро проснулись мы, смотрим - лампадка совсем пустая, а наверху, в одном месте, около Фофкиного
страница 35
Толстой А.Н.   Сказки