съедим, - сказал Иван. - Пойдем, не хнычь.

Нашли они под дубом боровика и только сорвать его нацелились. Косичка зашептала:

- А может, грибу больно, если его есть?

Иван стал думать. И спрашивает:

- Боровик, а боровик, тебе больно, если тебя есть?

Отвечает боровик хрипучим голосом:

- Больно.

Пошли Иван да Косичка под березу, где рос подберезовик, и спрашивают у него:

- А тебе, подберезовик, если тебя есть, больно?

- Ужасно больно, - отвечает подберезовик.

Спросили Иван да Косичка под осиной подосинника, под сосной - белого, на лугу - рыжика, груздя сухого да груздя мокрого, синявку-малявку, опенку тощую, масленника, лисичку и сыроежку.

- Больно, больно, - пищат грибы.

А груздь мокрый даже губами зашлепал:

- Што вы ко мне приштали, ну ваш к лешему...

- Ну, - говорит Иван, - у меня живот подвело.

А Косичка дала реву. Вдруг из-под прелых листьев вылезает красный гриб, словно мукой сладкой обсыпан - плотный, красивый.

Ахнули Иван да Косичка:

- Миленький гриб, можно тебя съесть?

- Можно, детки, можно, с удовольствием, - приятным голосом отвечает им красный гриб, так сам в рот и лезет.

Присели над ним Иван да Косичка и только разинули рты, - вдруг откуда ни возьмись налетают грибы: боровик и подберезовик, подосинник и белый, опенка тощая и синявка-малявка, мокрый груздь да груздь сухой, масленник, лисички и сыроежки, и давай красного гриба колотить - колошматить:

- Ах ты, яд, Мухомор, чтобы тебе лопнуть, ребятишек травить удумал...

С Мухомора только мука летит.

- Посмеяться я хотел, - вопит Мухомор...

- Мы тебе посмеемся! - кричат грибы и так навалились, что осталось от Мухомора мокрое место - лопнул.

И где мокро осталось, там даже трава завяла с мухоморьего яда...

- Ну, теперь, ребятишки, раскройте рты по-настоящему, - сказали грибы.

И все грибы до единого к Ивану да Косичке, один за другим, скок в рот - и проглотились.

Наелись до отвалу Иван да Косичка и тут же заснули.

А к вечеру прибежал заяц и повел ребятишек домой. Увидела мамка Ивана да Косичку, обрадовалась, всего по одному шлепку отпустила, да и то любя, а зайцу дала капустный лист:

- Ешь, барабанщик!

РАЧЬЯ СВАДЬБА

Грачонок сидит на ветке у пруда. По воде плывет сухой листок, в нем улитка.

- Куда ты, тетенька, плывешь? - кричит ей грачонок.

- На тот берег, милый, к раку на свадьбу.

- Ну, ладно, плыви.

Бежит по воде паучок на длинных ножках, станет, огребнется и дальше пролетит.

- А ты куда?

Увидал паучок у грачонка желтый рот, испугался.

- Не трогай меня, я - колдун, бегу к раку на свадьбу.

Из воды головастик высунул рот, шевелит губами.

- А ты куда, головастик?

- Дышу, чай, видишь, сейчас в лягушку хочу обратиться, поскачу к раку на свадьбу.

Трещит, летит над водой зеленая стрекоза.

- А ты куда, стрекоза?

- Плясать лечу, грачонок, к раку на свадьбу...

"Ах ты, штука какая, - думает грачонок, - все туда торопятся".

Жужжит пчела.

- И ты, пчела, к раку?

- К раку, - ворчит пчела, - пить мед да брагу.

Плывет красноперый окунь, и взмолился ему грачонок:

- Возьми меня к раку, красноперый, летать я еще не мастер, возьми меня на спину.

- Да ведь тебя не звали, дуралей.

- Все равно, глазком поглядеть...

- Ладно, - сказал окунь, высунул из воды крутую спину, грачонок прыгнул на него, - поплыли.

А у того берега на кочке справлял свадьбу старый рак. Рачиха и рачата
страница 22
Толстой А.Н.   Сказки