говорят, будто части Красной Армии тогда бежали. Нет, не оскорбляйте безвестных могил, в них лежат преданные сыны родины, - жизнью своей они купили возможность нашей победы. Об их груди разбилось безудержное немецкое нахальство. Стволы пулеметов и винтовок накалялись докрасна - так мы дрались отступая. Он окружал нас бесчисленными танками, автоматчиками, бомбил и забрасывал минами, как хотел. Мы пробивались и пробились; нам было туго, но и немец ужаснулся от своих потерь.

Не спорю, - были среди нас малодушные. Вылежав без памяти бомбежку, отряхивались и глаза отворачивали: "Ну, его взяла..." Эти сдавались. И еще была причина. Нас многому учили, но не все крепко усвоили, что в бою у каждого должна быть инициатива. Мы глядели на командира, - он отвечал за все... А если он убит? Мы - без головы?.. Вот что тогда губило многие части... И тогда же стала расти у нас инициатива... Народ смышленый, в драке злой... Гордость наша стонала. Как праздника ждали - добраться до него врукопашную.

Неман остался позади. Мы потеряли связь с частями. И тут немец навалился со всех сторон. Мы наскоро вырыли узкие щели, сидим в них бронебойных пуль у нас и тех нет. А он клюет нас минами со всех сторон, самолеты - волна за волной, земля скрипит от взрывов, пыль, вонючая гарь, в глазах, ушах забито песком. Иной подлец так низко пронесется, поливая из пулеметов, - белесую рожу его успеешь разглядеть.

А мы сидим. Заповеди наши помните? Не признаем себя окруженными и все. И ему остается самое нежелательное - идти с нами на рукопашное сближение. И точно, - все стихло, ни выстрела, в небе - ни звука. Начинаем слышать, как шумит лес. Высовываемся из щелей, видим - зарево заката, большущее солнце в последний раз светит нам из-под тучи.

Берем легко раненных, способных держать винтовку или хоть ногами передвигать... Осторожно - перебежками направляемся к лесу. Там, - знаем, - группа автоматчиков и пулеметы. Ползем впритирку к траве между кочками, - одна забота - ближе подобраться, на "ура". А ему бы уж время открыть по нас огонь.

Помню, - дрожь меня пробрала: что за черт! - мы уже в полутораста шагах, он должен нас обнаружить, почему он молчит? Встаю, прижимаюсь грудью к березе, вглядываюсь, - на опушке никакого движения. В чем тут уловка? И вдруг начинается трескотня в глубине леса, правее этого места. Трассирующие пули, - синие, красные, зеленые, - замелькали, потянулись нитками. И слышим - русское "ура"! Глотки у нас сами разинулись, - мы поднялись и тоже - "ура"! Проскочили то место, где еще днем сидели немцы, и встретили их в лесной чаще. И отвели душу на этих автоматчиках.

Произошло вот что: отставшая от одного полка неполная рота под командой лейтенанта Моисеева, пробиваясь на восток, разведала о нашем окружении и, будучи в соседстве, решила нас выручить, - с тылу ударила по автоматчикам. Мы в этот прорыв и вышли.

Моисеев был пылкий человек, рожден воином. Кто он такой на самом деле, мы так и не узнали, - кажется, служил где-то в Западной Белоруссии. Прямой, среднего роста, лицо невыразительное, обыкновенное; рукава гимнастерки засучены по локоть; всегда смеялся добродушно, но взгляд острый, умный. Да, есть золотые люди на Руси.

Пробиваемся вместе с ротой Моисеева на восток. Сами ищем немцев, гарнизон ли, оставленный в деревне их первым эшелоном, или десантников, нападаем первые, и немцы перед нами бегут. Обросли мы бородами, черные все стали, уж не знаю - от грязи ли, от злости. Бывало, Моисеев посмеивается: с такой армией да под
страница 12
Толстой А.Н.   Рассказы Ивана Сударева