чтоб сгинул твой род, Сто раз я тебя проклинаю! Пусть вечно иссякнет меж вами любовь, Пусть бабушка внучкину высосет кровь!

И род твой проклятье мое да гнетет, И места ему да не станет Дотоль, пока замуж портрет не пойдет, Невеста из гроба не встанет И, череп разбивши, не ляжет в крови Последняя жертва преступной любви!"

Как филин поймал летучую мышь, Когтями сжал ее кости, Как рыцарь Амвросий с толпой удальцов К соседу нахлынули в гости. Не сетуй, хозяйка, и будь веселей, Сама ж ты впустила веселых гостей!

КОЛОДНИКИ

Спускается солнце за степи, Вдали золотится ковыль,Колодников звонкие цепи Взметают дорожную пыль.

Идут они с бритыми лбами, Шагают вперед тяжело, Угрюмые сдвинули брови, На сердце раздумье легло.

Идут с ними длинные тени, Две клячи телегу везут, Лениво сгибая колени, Конвойные с ними идут.

"Что, братцы, затянемте песню, Забудем лихую беду! Уж, видно, такая невзгода Написана нам на роду!"

И вот повели, затянули, Поют, заливаясь, они Про Волги широкой раздолье, Про даром минувшие дни,

Поют про свободные степи, Про дикую волю поют, День меркнет все боле,- а цепи Дорогу метут да метут...

Первая половина 1850-х годов

x x x

Колокольчики мои,

Цветики степные! Что глядите на меня,

Темно-голубые? И о чем звените вы

В день веселый мая, Средь некошеной травы

Головой качая?

Конь несет меня стрелой

На поле открытом; Он вас топчет под собой,

Бьет своим копытом. Колокольчики мои,

Цветики степные! Не кляните вы меня,

Темно-голубые!

Я бы рад вас не топтать,

Рад промчаться мимо, Но уздой не удержать

Бег неукротимый! Я лечу, лечу стрелой,

Только пыль взметаю; Конь несет меня лихой,

А куда? не знаю!

Он ученым ездоком

Не воспитан в холе, Он с буранами знаком,

Вырос в чистом поле; И не блещет как огонь

Твой чепрак узорный, Конь мой, конь, славянский конь,

Дикий, непокорный!

Есть нам, конь, с тобой простор!

Мир забывши тесный, Мы летим во весь опор

К цели неизвестной. Чем окончится наш бег?

Радостью ль? кручиной? Знать не может человек

Знает бог единый!

Упаду ль на солончак

Умирать от зною? Или злой киргиз-кайсак,

С бритой головою, Молча свой натянет лук,

Лежа под травою, И меня догонит вдруг

Медною стрелою?

Иль влетим мы в светлый град

Со кремлем престольным? Чудно улицы гудят

Гулом колокольным, И на площади народ,

В шумном ожиданье, Видит: с запада идет

Светлое посланье.

В кунтушах и в чекменях,

С чубами, с усами, Гости едут на конях,

Машут булавами, Подбочась, за строем строй

Чинно выступает, Рукава их за спиной

Ветер раздувает.

И хозяин на крыльцо

Вышел величавый; Его светлое лицо

Блещет новой славой; Всех его исполнил вид

И любви и страха, На челе его горит

Шапка Мономаха.

"Хлеб да соль! И в добрый час!

Говорит державный,Долго, дети, ждал я вас

В город православный!" И они ему в ответ:

"Наша кровь едина, И в тебе мы с давних лет

Чаем господина!"

Громче звон колоколов,

Гусли раздаются, Гости сели вкруг столов,

Мед и брага льются, Шум летит на дальний юг

К турке и к венгерцу И ковшей славянских звук

Немцам не по сердцу!

Гой вы, цветики мои,

Цветики степные! Что глядите на меня,

Темно-голубые? И о чем грустите вы

В день веселый мая, Средь некошеной травы

Головой качая?

1840-е годы

* * *

Коль любить, так без рассудку, Коль грозить, так не на шутку, Коль
страница 2
Толстой А.Н.   Лирические стихотворения (1840-1855)