ты, - продолжал царь с возрастающим гневом, - ты, ведая, что они мои люди, велел бить их плетьми?

- Государь…

- Довольно! - загремел Иоанн. - Допрос окончен. Братия, - продолжал он, обращаясь к своим любимцам, - говорите, что заслужил себе боярин князь Никита? Говорите, как мыслите, хочу знать, что думает каждый!

Голос Иоанна был умерен, но взор его говорил, что он в сердце своем уже решил участь князя и что беда ожидает того, чей приговор окажется мягче его собственного.

- Говорите ж, люди, - повторял он, возвышая голос, - что заслужил себе Никита?

- Смерть! - отвечал царевич.

- Смерть! - повторили Скуратов, Грязной, отец Левкий и оба Басмановы.

- Так пусть же приимет он смерть! - сказал Иоанн хладнокровно. - Писано бо: приемшие нож, ножем погибнут. Человеки, возьмите его!

Серебряный молча поклонился Иоанну. Несколько человек тотчас окружили его и вывели из палаты.

Многие последовали за ними посмотреть на казнь; другие остались. Глухой говор раздавался в палате. Царь обратился к опричникам. Вид его был торжествен.

- Братия! - сказал он, - прав ли суд мой?

- Прав, прав! - раздалось между ближними опричниками.

- Прав, прав! - повторили отдаленные.

- Неправ! - сказал один голос.

Опричники взволновались.

- Кто это сказал? Кто вымолвил это слово? Кто говорит, что неправ суд государев? - послышалось отовсюду.

На всех лицах изобразилось удивление, все глаза засверкали негодованием. Лишь один, самый свирепый, не показывал гнева. Малюта был бледен как смерть.

- Кто говорит, что неправ суд мой? - спросил Иоанн, стараясь придать чертам своим самое спокойное выражение. - Пусть, кто говорил, выступит пред лицо мое!

- Государь, - произнес Малюта в сильном волнении, - между добрыми слугами твоими теперь много пьяных, много таких, которые говорят не помня, не спрошаючи разума! Не вели искать этого бражника, государь! Протрезвится, сам не поверит, какую речь пьяным делом держал!

Царь недоверчиво взглянул на Малюту.

- Отец параклисиарх! - сказал он, усмехаясь, - давно ль ты умилился сердцем?

- Государь! - продолжал Малюта, - не вели…

Но уже было поздно.

Сын Малюты выступил вперед и стоял почтительно перед Иоанном. Максим Скуратов был тот самый опричник, который спас Серебряного от медведя.

- Так это ты, Максимушка, охаиваешь суд мой, - сказал Иоанн, посматривая с недоброю улыбкой то на отца, то на сына. - Ну, говори, Максимушка, почему суд мой тебе не по сердцу?

- Потому, государь, что не выслушал ты Серебряного, не дал ему очиститься перед тобою и не спросил его даже, за что он хотел повесить Хомяка?

- Не слушай его, государь, - умолял Малюта, - он пьян, ты видишь, он пьян! Не слушай его! Пошел, бражник, вишь как нарезался! Пошел, уноси свою голову!

- Максим не пил ни вина, ни меду, - заметил злобно царевич. - Я все время на него смотрел, он и усов не омочил!

Малюта взглянул на царевича таким взглядом, от которого всякий другой задрожал бы. Но царевич считал себя недоступным Малютиной мести. Второй сын Грозного, наследник престола, вмещал в себе почти все пороки отца, а злые примеры все более и более заглушали то, что было в нем доброго. Иоанн Иоаннович уже не знал жалости.

- Да, - прибавил он, усмехаясь, - Максим не ел и не пил за обедом. Ему не по сердцу наше житье. Он гнушается батюшкиной опричниной!

В продолжение этого разговора Борис Годунов не спускал глаз с Иоанна. Он, казалось, изучал выражение лица его и тихо, никем не замеченный, вышел из столовой.

Малюта
страница 37
Толстой А.Н.   Князь Серебряный, Упырь, Семья вурдалака