что Пугачев идет на Терек, чтобы пройти в горы.

*** 20 августа. От генерал-поручика губернатора Воронежского Шетнева.

Он старается укрепить Павловскую крепость, куда и послал батальона Воронежского 20 человек, да потом 60 Чугуевских казаков да 200 чел. из ротной команды. Злодеи явились по Хопру. Генерал-маиор Чорба находится близ Касимова на московской дороге, а Венгерский гусарский полковник Древиц идет к Шацку и Танбову по астраханской дороге. Пугачев же 13-го ворвался в Дмитриевск, но вероятно будет разбит Дундуковым и Багратионом. В таком случае я советовал Чорбе двинуться к Танбову, а Древицу к Воронежу.

У Пугачева после взятия Саратова было до 10,000 с артиллерией.

Хоперской крепости комендант Аршеневский доносит о въезде партии по Хопру, и о бунте крестьян.

Бунтовщики положили соль продавать по 20 коп.

***

23 августа. Репорт Рейнсдорпа.

Башкирцы и киргизцы не усмиряются, последние поминутно переходят через Яик, и из-под Оренбурга хватают людей. Войски здешние или преследуют Пугачева, или заграждают ему путь, и на киргизцев идти мне нельзя, хана и салтанов я увещеваю. Они отвечали, что они не могут удержать киргизцев, коих вся орда бунтует.

***

Рапорт Потапову от Цыплетева 26 августа.

Пугачев по взятии Саратова, Дмитриевска и городка Дубовки 21 августа напал на Царицын, но пушками отбит, и 500 взято в плен. Пугачев пошел вниз по реке к Черному Яру, за коим 23 августа Михельсон с корпусом своим и придачею здешних казаков его преследовал и 25го на утренней зоре был беспрерывноlt;?gt; огонь.

Сию минуту узнаю, что Пугачев в 100 в. от Царицына разбит Михельсоном - 4,000 убито, в плен взято до 6,000.

IX.

ВЗЯТИЕ ПЕТРОВСКА И САРАТОВА.

АВГУСТ.

Рапорт саратовского коменданта в Военную Коллегию.

От 15 июля ордер губернатора астраханского о взятии мною предосторожности получа - тотчас послал в опекунскую контору отношение, с требованием казаков для разъездов, и с таковым же требованием прапорщику Уланову, находящемуся на луговой стороне.

А узнав, что Пугачев уже в Пензе, я съездил в Опекунскую контору для рассуждения о защите города - и предложил возобновить городские укрепления, и для того требовал офицера для приведения в порядок моих пушек; но из сего ничего не воспоследовало.

24 июля получил я ордер от г. астраханского губернатора истребовать от Опекунской конторы казаков и артиллерию, но сие не было исполнено.

А 1 августа статский советник Лодыжинской и гвардии поручик Державин потребовали меня в ту контору, и предложили укрепляться где было начато, а не вокруг всего города, как я того хотел. На что уже и прежде отвечал я, что не внутри жила должно укрепляться, но спереди; повторя мою просьбу, чтоб по силе ордера г. губернатора всех артиллерийских служителей ко мне откомандировали, да и весь артиллерийский лагерь из прежнего места (в боку города) перевели бы перед самый город близ каменной часовни, где есть и вода. Я поехал в Опекунскую контору, и мнение мое повторил словесно; но Лодыжинский и Державин не только не согласились, но еще и ругали, и Державин предлагал меня арестовать.

1 августа г. Державин, вошед в Саратовский магистрат, подал предложение, чтобы все обыватели поголовно явились к деланию укреплений; и как некоторые купцы подписались к определению Опекунской конторы, то к начатому около всего селения укреплению, от тех купцов давно не было и рабочих людей для рытья вала, отосланы были все в Опекунскую контору.

Узнав о взятии Петровска, 5
страница 125
Пушкин А.С.   Замечания о бунте