своей стороны, генерал-маиора Мансурова послал освободить Яицкой городок. В Оренбурге провианту довольно. Слухи рассеянные в Башкирии о поимке Пугачева имели успех и старшины вступили с ним в сношение. Получил я также (кн. Щербатов) от Чичерина известие, что колебание уменьшается, и что генерал Декалонг разбил многочисленную шайку злодеев.

13 апреля. Рапорт в Государственную Военную Коллегию генерал-поручика и кавалера князя Щербатова.

[Я] В двое суток я проехал только 70 верст едучи в кибитке по почте, силясь достигнуть Бугульмы. Приехав к р. Каме, нашел я походную канцелярию покойного господина генерала Бибикова насилу переправившуюся при генерал-маиоре и оберштер-кригс-комисаре Ларионове, поспешно выехавшем из Бугульмы по приказанию покойника, и получившем мой ордер остановиться уже в дороге. Я не мог по худобе реки чрез оную переправиться, и возвращусь в Казань. - Тело покойного г. генерал-аншефа Бибикова, командируемое из Бугульмы до Казани одним эскадроном карабинер, принуждено остановиться по ту сторону реки Камы, за невозможным теперь чрез нее препроправлением. Генерал-поручик князь Щербатов. Деревня Ялчи от Казани 70 в.

***

От Рейнсдорпа апреля 8.

По разбитии Пугачева в Татищевой он бежал с 5 чел. в Берду, куда Рейнсдорп и послал, за неимением конницы, отряд пехоты. Пугачев бежал из Берды, а здешняя команда получила оставшийся провиант, и пушек с 50 им по своей моде на заводах вылитых. Пугачев из степи возвратился и засел было в Сакмарском городке, где и совершенно разбит кн. Галицыным.

От Декалонга около месяца нет известия, хотя теперь от Оренбурга до Верхо-Яицкой крепости и благополучно.

***

При чем дупликат, с посланного генералу Декалонгу журнала 24 декабря, в коем сказано: Пугачев почти ежедневно нападает на Оренбург, но здешними резервными командами отражается. Ожидаю генерала Фреймана с часу на час, дабы сделать окончательный над злодеями поиск.

*** Апреля 18 из Казани. Репорт в Военную Коллегию кн. Щербатова.

Последний рапорт Бибикова от 7 апреля заключал известие о взятии Уфы Михельсоном (по слухам). Репорт подполковника Михельсона (командующего деташементом Санкт-Петер-Бургского карабинерного полка) - получен через посланного им мещеряка (от 11 апреля).

Разбив в окрестностях Уфы разбойников, Михельсон старается о восстановлении порядка, обще с прокурором Зубовым.

Я предписал ему (по причине распутицы и разбития злодеев) остаться в Уфе, делая поиски к Оренбургу, к Исецкой провинции, к городку Челябинску, к Кунгуру и к Бугульме, и во всей Уфимской провинции, для восстановления свободной комуникации. А пойманного им Чику и прочих 20 человек, содержать под крепким караулом в Уфе. А когда часть учрежденной по имянному е. им. в. указу секретной комисии в Оренбург прибудет, и оных потребует к следствию - то и препроводить туда под крепким караулом.

Из Бугульмы от подполковника Кожина получил сей час репорт, при посылке двух важных мятежников - атамана Торнова, разорителя Нагайбака и окрестностей оного, и депутата Давыдова, а с ними приехали и изловившие их старшины башкирские с повинною. Злодеи отправлены в секретную комиссию, а старшинам даны билеты и манифест от 29 ноября 1773 г.

***

23 апреля из Казани рапорт Щербатова.

Генерал-маиор Мансуров 6го и 7го занял оставленные крепости Озерную, Рассыпную и Илецкий Городок, нашед в сем 14 пушек. Сволочь рассыпалась. Бывшие начальники там Чулошников, Аиткин и Моски Кизилбашинин бежали в Яицкий Городок.
страница 111
Пушкин А.С.   Замечания о бунте