СОЖЖЕННОЕ ПИСЬМО.

Прощай, письмо любви! прощай: она велела.
Как долго медлил я! как долго не хотела
Рука предать огню все радости мои!…
Но полно, час настал. Гори, письмо любви.
Готов я; ничему душа моя не внемлет.
Уж пламя жадное листы твои приемлет…
Минуту!… вспыхнули! пылают — легкой дым
Виясь теряется с молением моим.
Уж перстня верного утратя впечатленье,
Растопленный сургуч кипит… О провиденье!
Свершилось! Темные свернулися листы;
На легком пепле их заветные черты
Белеют… Грудь моя стеснилась. Пепел милый,
Отрада бедная в судьбе моей унылой,
Останься век со мной на горестной груди…


* * *

Твое соседство нам опасно,
Хоть мило, м[ожет] б[ыть], оно
[Так утверждаю не [напрасно]]
[И доказать не [мудрено]].
Твой дом, учтивая беседа
И шутки с желчью [?] пополам
Напоминают [живо] нам
И впрямь Опасного соседа.


[HA Ф. H. ГЛИНКУ.]

Наш друг Фита, Кутейкин в эполетах,
Бормочит нам растянутый псалом:
Поэт Фита, не становись фертом!
Дьячок Фита, ты Ижица в поэтах!


* * *

Quand au front du convive, au beau sein de Délie
La rose éblouissante[?] a terminé sa vie.

Soudain [se détachant] de sa tige natale
Comme un léger soupir sa douce âme s'exhale,
Aux rives [Elysées] ses mânes parfumés
Vont charmer du Lethé les bords inanimés.


* * *

Лишь розы увядают,
Амврозией дыша,
[В Эл[изий]] улетает
Их [легкая] душа.

И там, где волны сонны
Забвение несут,
Их тени благовонны
Над Летою цветут.


[НА ВОРОНЦОВА]

Сказали раз царю, что наконец
Мятежный вождь, Риэго, был удавлен.
"Я очень рад, сказал усердный льстец:
От одного мерзавца мир избавлен".
Все смолкнули, все потупили взор,
Всех рассмешил проворный приговор.
Риэго был пред Фердинандом грешен,
Согласен я. Но он за то повешен.
Пристойно ли, скажите, сгоряча
Ругаться нам над жертвой палача?
Сам государь такого доброхотства
Не захотел улыбкой наградить:
Льстецы, льстецы! старайтесь сохранить
И в подлости осанку благородства.


ПРИЯТЕЛЯМ.

Враги мои, покамест я ни слова…
И, кажется, мой быстрый гнев угас;
Но из виду не выпускаю вас
И выберу когда-нибудь любого:
Не избежит пронзительных когтей,
Как налечу нежданый, беспощадный.
Так в облаках кружится ястреб жадный
И сторожит индеек и гусей.


[НАБРОСКИ К ЗАМЫСЛУ О ФАУСТЕ.]

   [I]
"Скажи, какие заклинанья
Имеют над тобою власть?"
— Все хороши: на все призванья
Готов я как бы с неба пасть.
Довольно одного желанья —
Я, как догадливый холоп,
В ладони по-турецки хлоп,
Присвистни, позвони, и мигом
Явлюсь. Что делать — я служу,
Живу, кряхчу под вечным игом,
Как нянька бедная, хожу
За вами — слушаю, гляжу.

   [II]
— Вот Коцит, вот Ахерон,
Вот горящий Флегетон.
Доктор Фауст, ну смелее,
Там нам будет веселее. —
— Где же мост? — Какой тут мост,
На вот — сядь ко мне на хвост.

   — Кто идет? — Солдат.
   — Это что? — Парад.
   — Вот обер-капрал,
   Унтер-генерал.

   — Что горит во мгле?
   Что кипит в котле?
   — Фауст, ха ха ха,
   Посмотри — уха,
   [Погляди] — цари.
   О вари, вари!…

   [III]
— Сегодня бал у Сатаны —
На имянины мы званы —
[Смотри как эти два бесенка
Усердно жарят поросенка],
А этот бес — как важен он,
Как чинно выметает вон
Опилки, серу, пыль и
страница 1
Пушкин А.С.   Стихотворения 1825