государь Иван Иванович,

Приношу Вашему высокопревосходительству глубочайшую мою благодарность за письмо, коего изволили меня удостоить, — драгоценный памятник вашего ко мне благорасположения. Ваше внимание утешает меня в равнодушии непосвященных. Радуюсь, что успел вам угодить стихами, хотя и белыми. Вы должны любить рифму, как верного слугу, который никогда с вами не спорил и всегда повиновался малейшим вашим прихотям. Утешительно для всякого русского видеть живость вашей деятельности и внимательности: по физиологическим примечаниям, это порука в долголетии и здравии. Живите ж долго, милостивый государь! Переживите наше поколение, как мощные и стройные стихи ваши переживут щедушные нынешние произведения.

Вероятно вы изволите уже знать, что журнал Европеец запрещен в следствие доноса. Киреевский, добрый и скромный Киреевский, представлен правительству сорванцом и якобинцем! Все здесь надеются, что он оправдается и что клеветники — или по крайней мере клевета — устыдится и будет изобличена.

С глубочайшим почтением и совершенной преданностию, честь имею быть, милостивый государь,

Вашего высокопревосходительства покорнейший слуга Александр Пушкин.

14 фев. С. П. Б.


738. А. X. Бенкендорф — Пушкину. 17 февраля 1832 г. Петербург.

Шеф жандармов, командующий императорскою главною квартирою, генерал-адъютант Бенкендорф, свидетельствуя свое почтение Александру Сергеевичу, честь имеет препроводить при сем один экземпляр полного собрания законов Российской Империи, назначенного Александру Сергеевичу в подарок его императорским величеством.

Генерал-адъютант Бенкендорф.

№ 118 17. Февр. 1832-го. А. С. Пушкину.


739. К. С. Сербинович — Пушкину. 18 февраля 1832 г. Петербург.

Дмитрий Николаевич поручил мне уведомить Вас, милостивый государь Александр Сергеевич, что он будет сегодня в Архиве Иностранной коллегии в час пополудни. Посему не угодно ли будет и Вам туда приехать. А я, кончив некоторые дела, отправляюсь туда же прямо и постараюсь упредить Вас, чтобы предуведомить Василия Алексеевича Поленова.

Ваш покорнейший слуга К. Сербинович.

18 февраля. Четверг.

Адрес: Его высокоблагородию Александру Сергеевичу Пушкину

Нужное. В собственные руки.


740. А. X. Бенкендорфу. 18–24 февраля 1832 г. Петербург. (Черновое)

По приказ.[анию] В.[ашего] в.[ысокопревосходительства] препровождаю к Вам одно стихотв.[орение], взятое от меня в альманак и уже пропущенное цензурою.

Я остановил его печатание до В.[ашего] разрешения.

При сем случае приемлю смелость [про[сить] у] В.[ашего] в.[ысокопревосходительства] дозволения откровенно [объяснить мое положение]. В 1827 году госу.[дарю] импер.[атору] угодно было объявить мне, что у меня кроме его величества никакого цензора не будет. Сия неслыханная милость налогала на меня обязанность представлять на рассм.[отрение] ег.[о] вел.[ичества] сочинения [достойные] его внимания, если не по достоинству их, то по крайней мере по их цели и содержанию. Мне всегда было тяжело и совестно озабочивать [царя] стихотворными безделицами, важными только для меня, ибо они доставляли мне 20,000 дохода, и одна сия необходимость заставляла меня пользоваться правом, данным мне госуд.[арем].

Ныне В.[аше] в.[ысокопревосходительство], приняв в уважение сии мои [729 - Пробел в подлиннике] изволили приказать мне обращаться к В.[ашему] в.[ысокопревосходительству] с теми моими стихотв.[орениями], которые я или журналисты пожелают напечатать. Позвольте доложить В.[ашему] в.[ысокопревосходительству],
страница 284
Пушкин А.С.   Переписка 1826-1837