всё переведено. А чем же и держится Иван Иванович Расин, как не стихами, полными смысла, точности и гармонии! План и характеры Федры верх глупости и ничтожества в изобретении — Тезей ни что иное, как первый Мольеров рогач; Иполит, le superbe, le fier Hypolite — et même un peu farouche [132 - надменный, гордый Ипполит, даже несколько дикий.], Иполит, суровый скифской [--] — ни что иное, как благовоспитанный мальчик, учтивый и почтительный

D'un mensonge si noir [133 - Столь черной ложью.]……. и проч.

прочти всю эту хваленую тираду и удостоверишься, что Расин понятия не имел об создании трагического лица. Сравни его с [монологом] речью молодого любовника Паризины [134 - в подлиннике, видимо, описка: Паризаны] Байроновой, увидишь разницу умов. А Терамен аббат и сводник — Vous-même où seriez vous etc… [135 - Где были бы вы сами и т. д.] — вот глубина глупости! С Рылеевым мирюсь — Войнаровской полон жизни. Что Кюхля? Дельвигу буду писать, но, естьли не успею, скажи ему, чтоб он взял у Тургенева Олега вещего и напечатал. Может бытья пришлю ему отрывки из Онегина; это лучшее [136 - переделано из лучшие] мое произведение. Не верь Н. Раевскому, который бранит его — он ожидал от меня романтизма, нашел сатиру и цинизм и порядочно не расчухал.


77. А. А. Бестужеву. 8 февраля 1824 г. Одесса.

Ты не получил видно письма моего. Не стану повторять то, чего довольно и на один раз. О твоей повести в П.[олярной] Зв[езде] скажу, что она не в пример лучше (т. е. занимательнее) тех, которые были напечатаны в прошлом годе et c'est beaucoup dire [137 - и это много значит.]. Корнилович славный малой и много обещает — но зачем пишет он для снисходительного внимания мил.[ocтивoй] госуд.[арыни] NN. и ожидает ободрительной улыбки прекрасного пола для продолжения любопытных своих трудов? Всё это старо, ненужно и слишком уже пахнет Шаликовскою невинностию. Булгарин говорит, что Н. Бестужев отличается новостию мыслей. Можно бы с большим уважением употреблять слово мысли. Арабская сказка прелесть; советую тебе держать за ворот этого Сенковского. Между поэтами не вижу Гнедича, это досадно; нет и Языкова — и его жаль; (похабный) [138 - (похабный) вписано] мадригал А. Родзянки можно бы оставить покойному Нахимову; вчера — люблю и мыслю поместят современем в грамматику для примера бессмыслицы. Плетнева Родина хороша, Баратынской — чудо — мои пиэсы плохи: вот тебе и всё о Полярной.

Радуюсь, что мой Фонтан шумит. Недостаток плана не моя вина. Я суеверно перекладывал в стихи рассказ молодой женщины

Aux douces loix des vers je pliais les accents
De sa bouche aimable et naïve. [139 - К нежным законам стиха я приноровлял звукиЕе милых и бесхитростных уст.]

Впроччем я писал его единственно для себя, а печатаю потому что деньги были нужны.

3 пункт и самый нужный с эпиграфом без церемонии: ты требуешь от меня десятка пиэс, как будто у меня их сотни. Едва ли наберу их и пяток, да и то не забудь моих отношений с цензурой. Даром у тебя брать денег не стану; к тому же я обещал Кюхельбекеру, которому верно мои стихи нужнее, нежели тебе. Об [140 - сперва было начато: О п[оэме]] моей поэме нечего и думать — если когданибудь она и будет напечатана, то верно не в Москве и не в Петербурге. Прощай, поклон Рылееву, обними Дельвига, брата и братью.

8 февр. 1824.

Адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Ивановичу Гречу. В С-Петербург. В газетной Экспедиции Пр.[ошу] дост.[авить] г[осподи]ну Бестужеву.


78. П. А. Вяземскому. 8
страница 45
Пушкин А.С.   Переписка 1815-1825