дракона, Хвост и чешую.

Пламенем из зева Рассевал он свет В три кольца вкруг девы Обмотав хребет.

Туловище змея, Как концом бича, Поводило шеей У ее плеча.

Той страны обычай Пленницу-красу Отдавал в добычу Чудищу в лесу.

Края населенье Хижины свои Выкупало пеней Этой от змеи.

Змей обвил ей руку И оплел гортань, Получив на муку В жертву эту дань.

Посмотрел с мольбою Всадник в высь небес И копье для боя Взял на перевес.

Сомкнутые веки. Выси. Облака. Воды. Броды. Реки. Годы и века.

Конный в шлеме сбитом, Сшибленный в бою. Верный конь, копытом Топчущий змею.

Конь и труп дракона. Рядом на песке. В обмороке конный, Дева в столбняке.

Светлел свод полдневный, Синева нежна. Кто она? Царевна? Дочь земли? Княжна?

То в избытке счастья Слезы в три ручья, То душа во власти Сна и забытья.

То возврат здоровья, То недвижность жил От потери крови И упадка сил.

Но сердца их бьются. То она, то он Силятся очнуться И впадают в сон.

Сомкнутые веки. Выси. Облака. Воды. Броды. Реки. Годы и века.

14 Август

Как обещало, не обманывая, Проникло солнце утром рано Косою полосой шафрановою От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охрою Соседний лес, дома поселка, Мою постель, подушку мокрую И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводу Увлажнена подушка. Мне снилось, что ко мне на проводы, Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами, Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня Шестое августа по старому, Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени Исходит в этот день с Фавора, И осень, ясная как знаменье, К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский, Нагой, трепещущий ольшанник В имбирно-красный лес кладбищенский, Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами Соседствовало небо важно, И голосами петушиными Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершею Стояла смерть среди погоста, Смотря в лицо мое умершее, Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физически Спокойный голос чей-то рядом. То прежний голос мой провидческий Звучал, нетронутый распадом:

"Прощай, лазурь преображенская И золото второго Спаса, Смягчи последней лаской женскою Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины. Простимся, бездне унижений Бросающая вызов женщина! Я - поле твоего сраженья.

Прощай, размах крыла расправленный, Полета вольное упорство, И образ мира, в слове явленный, И творчество, и чудотворство".

15 Зимняя ночь

Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела.

Как летом роем мошкара Летит на пламя, Слетались хлопья со двора К оконной раме.

Метель лепила на стекле Кружки и стрелы. Свеча горела на столе, Свеча горела.

На озаренный потолок Ложились тени, Скрещенья рук, скрещенья ног, Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка Со стуком на пол. И воск слезами с ночника На платье капал.

И все терялось в снежной мгле Седой и белой. Свеча горела на столе, Свеча горела.

На свечку дуло из угла, И жар соблазна Вздымал, как ангел, два крыла Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале, И то и дело Свеча горела на столе, Свеча горела.

16 Разлука

С порога смотрит человек, Не узнавая дома. Ее отъезд был как побег, Везде следы разгрома.

Повсюду в комнатах хаос. Он меры разоренья Не замечает из-за слез И приступа мигрени.

В ушах с утра какой-то шум, Он в памяти иль грезит? И почему ему на ум Все мысль о море лезет?

Когда сквозь иней на окне Не видно света Божья, Безвыходность
страница 4
Пастернак Б.Л.   Стихотворения Юрия Живаго