все чувствительными стихами занимаюсь, которые выражают любовь-с и разные страдания. А то много ведь стихов написано теперь и таких, которые ничего не выражают; так те для меня неинтересны-с.

Антрыгина.Скажите какие-нибудь, мы послушаем!

Красавина.Ну, и скажи, послушаем!

Бальзаминов.Прикажете чувствительные?

Антрыгина.Ах, сделайте милость, чувствительные.

Бальзаминов.

Льются слезы, дух мятется,
Томно сердце, томно бьется:
Где любезная моя?
Нет ея!

Красавина.Что-то, брат, нескладно.

Бальзаминов.Есть и другие-с.

Антрыгина.Какие же это такие?

Бальзаминов.Пастух, ищущий своей пастушки. Голос нежный. Так и в книжке напечатано. А то я знаю и жестокие-с.

Антрыгина.Скажите жестокие!

Бальзаминов.

Злой пастух!
Весь твой дух
Ныне пременился:
Ты иной
Красотой,
Знать, теперь пленился?

Красавина.Да что ты все про пастухов наладил? Нужно очень! Вот невидаль какая! Ты хорошие какие-нибудь скажи! Про ерцогиню какую либо про прынца.

Бальзаминов.У меня дома тетрадь есть для стихов-с. я в нее и вписываю; если прикажете, я принесу-с. Только что хороших стихов достать негде-с, у нас в суде никто этим не занимается, только разве один Устрашимов.

Антрыгина.А вы разве в одном суде служите?

Бальзаминов.В одном-с и даже за одним столом-с.

Пионова.Как я вам завидую.

Антрыгина.Вы, значит, его хорошо знаете?

Бальзаминов.Как же не знать-с? Пять лет вместе служим-с.

Пионова(
тихо Антрыгиной). Ну, вот и спроси про вторник.

Антрыгина.Мне хотелось бы от вас слышать, что он за человек. Одна моя знакомая очень им интересуется.

Бальзаминов.Я не знаю, как говорить-с. Как бы не вышло чего.

Антрыгина.А что же может выйти?

Бальзаминов.А ежели он узнает-с.

Антрыгина.Не беспокойтесь, не узнает. А разве он дурной человек?

Бальзаминов.Одно слово, разбойник-с.

Антрыгина.Как разбойник ?

Бальзаминов.Душегубец-с.

Пионова.Какой вы вздор говорите! Скучно слушать!

Бальзаминов.Помилуйте, какой же вздор, когда есть примеры-с.

Антрыгина(
с испугом). Что вы говорите? Ах, боже мой! Он убил кого-нибудь?

Бальзаминов.Нет, не убил-с, а хочет убить до смерти-с.

Пионова.Уж не вас ли?

Бальзаминов.Да, меня-с. Ей-богу! (
Антрыгиной.) Только уж вы, сделайте одолжение, ему ничего не говорите-с!

Антрыгина.Да что вы! Я его и не знаю.

Бальзаминов.Нет, это вы нарочно-с. Он сказывал, что вы с ним знакомы, только у вас теперь ссора вышла.

Антрыгина.Ну да! То есть мы были знакомы, а теперь уж все кончено.

Бальзаминов.Это очень хорошо-с.

Пионова.В самом деле? Вам это нравится?

Бальзаминов.Да как же-с! Что же можно от него ожидать, коли он разбойник. Кроме неприятности, ничего-с. Теперь вы представьте себе: за что же он меня хочет убить до смерти-с? За то, что я к вам в дом пришел-с? Так уж ведь это кому счастье-с! Зачем же мне от своего счастья бегать! Притом же, я человек с большим вкусом-с, у меня вкусу-то гораздо больше, чем у Устрашимова, а средств к жизни нету-с. Следственно, я должен их искать. Кабы мне теперь средства-с… А про Устрашимова я бы много мог сказать, да по-товарищески не годится. Я только одно скажу, что человек самой черной души.

Пионова.Вы нам вот что скажите: во вторник Устрашимов был в суде?

Антрыгина.Да, сделайте одолжение!

Бальзаминов.Во вторник? Позвольте-с! Он во вторник был дежурный, целый день в суде-с и ночевал там.

Пионова(
Антрыгиной). Ну, что! говорила я тебе.

Бальзаминов.Если человек со вкусом, да не имеет средств,
страница 12
Островский А.Н.   Свои собаки грызутся, чужая не приставай