Поверьте душе моей, что кто вас истинно любит, тот злодеем вашим не будет.

Вера Филипповна.Да хорошо, хорошо, я верю.

Ераст.Так будьте хоть несколько поснисходительнее к тем, кто вас любит.

Вера Филипповна.Хорошо, хорошо, мы об этом после поговорим.

Ераст.Значит, вы мне позволяете навещать вас хоть изредка.

Вера Филипповна.Что ж, заходи… только я редко свободна бываю.

Ераст.Уж я найду время. Так я буду в надежде-с?

Вера Филипповна.Не знаю, Ераст, на что ты надеешься; только надежды отнимать я не буду у тебя. Надежду отнимать у человека – грех… Прощай, Ераст.

Ераст.Если я что вам неприятное… так извините-с.

Вера Филипповна.Нет, что ты! Скорей же я… Меня извини.

Ераст вздыхает, кланяется и уходит. Вера Филипповна сидит у стола в задумчивости.

Из двери налево входят Аполлинария Панфиловна, Каркунов; одной рукой опирается на палку, под другую его поддерживает Xалымов.



ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ


Вера Филипповна, Аполлинария Панфиловна, Каркунов и Халымов.

Аполлинария Панфиловна.Кресло Потапу Потапычу, кресло!

Вера Филипповна берет кресло от письменного стола и ставит на середине комнаты. Каркунов садится.

Каркунов(дрожащим голосом). Любезная супруга моя, Вера Филипповна… я вот сейчас… торжественно… потому, кум, кума, Аполлинария Панфиловна, вы знаете, как мои чувства, ежели насчет души моей… как ее устроить… значит, чтоб на вечное поминовение… я не могу сам; а все она, все она.
(Утирает слезы.)Торжественно объявляю…
(Достает из кармана бумагу и передает Вере Филипповне.)На, возьми! Все, все предоставляю… Теперь выгони ты меня, дурака, из дому-то! Все твое, все… дарственная… Я гость у тебя, а ты хозяйка. Поди сюда поближе, нагнись ко мне! Я тебе шепну на ухо!

Вера Филипповна нагибается.

Ты возьми да выгони меня из дому! Так, мол, вас и надо, дураков старых, женолюбивых. Кум, кума, нет… она меня не выгонит… Как она об душе моей хлопочет… все меня благодарить приходят, земно кланяются; а за что, я и не знаю.

Вера Филипповна.Я, Потап Потапыч, за Константина Лукича долги заплатила.

Каркунов.Вон, вон, слышите, слышите?

Вера Филипповна.Я ему вашим именем, Потап Потапыч, пенсию положила пятьдесят рублей в месяц.

Каркунов.Что для души-то моей делает!
(Утирает слезы.)А мне бы не догадаться, не догадаться.

Вера Филипповна.Он приказал благодарить вас.

Каркунов.Да, да, вот; владей… владей всем!

Вера Филипповна.Потап Потапыч, при вашей жизни, продли вам бог веку, я исполнять вашу волю с радостью готова; искать бедных, утешать их, помогать им я нисколько не считаю себе в тягость, а даже за великое счастие. И благодарю вас, что вы наградили меня таким счастием.

Каркунов.Кум, кума, слышите?

Вера Филипповна.И когда бог по вашу душу пошлет, и тогда я готова до самой своей смерти непрестанным подаянием вашу душу поминать, только дарственную вы от меня возьмите и откажите ваше имение кому-нибудь другому.

Каркунов.Что это! Обижает ведь она меня, обижает… На коленях ведь я тебя буду просить, на коленях…
(Приподнимается.)

Вера Филипповна.Никакого зароку, никакой клятвы я не дам.

Каркунов.Как, как ты говоришь?

Вера Филипповна.Я вам откровенно скажу, я замуж пойду.

Каркунов.Змея, змея!
(Падает в кресло.)

Халымов.Зачем было говорить!

Аполлинария Панфиловна.К чему это похвасталась! Делай после что хочешь; а пока молчала бы.

Вера Филипповна.Не могу я лгать, не могу.

Каркунов.Нет, нет. Она моей смерти ждет, моей смерти радоваться будет.

Вера Филипповна.Неправда,
страница 29
Островский А.Н.   Сердце не камень