Ераст!

Ераст.Честь имею кланяться.

Вера Филипповна.Как ты поживаешь?

Ераст.Лучше требовать нельзя; место имею отличное, две тысячи рублей жалованья получаю.

Вера Филипповна.Ну, слава богу! Очень рада за тебя.
(Молчание.)Ты меня зачем-то хотел видеть?

Ераст.Точно так-с.

Вера Филипповна.Зачем же? Ведь уж ты теперь не нуждаешься.

Ераст.Я пришел затем-с… вот чтоб сказать вам, что я хорошо живу.

Вера Филипповна.Ну, спасибо тебе. Это радость для меня немалая.

Ераст.Да еще…

Вера Филипповна.Зачем еще-то?

Ераст.Пожалеть вас.

Вера Филипповна.Что ты, бог с тобой. Нашел кого жалеть! Я так счастлива, как в раю живу!

Ераст.Так ли-с ?

Вера Филипповна.Чего мне еще? Я теперь полная хозяйка всему, у меня больше, чем надо – на добрые дела тратить могу, сколько хочу. Какого ж еще счастия?

Ераст.И, значит, вы живете в полном удовольствии?

Вера Филипповна.В полном удовольствии, Ераст.

Ераст.А я так понимаю, что вы только сами себя обманываете.

Вера Филипповна.Да что с тобой? Как ты знать можешь? Я сама-то себя лучше знаю.

Ераст.Не знаете. Вы очень любите людей-с и полагаете, что этого довольно?

Вера Филипповна.Да, конечно, довольно.

Ераст.Нет, мало-с. Ежели я кого люблю, а меня на ответ не любят, так какое же мне удовольствие!

Вера Филипповна.Ты про другое говоришь; ты про то говоришь, чего я знать не хочу.

Ераст.Нет, не про то самое. Вы теперь всех людей любите и добрые дела постоянно делаете, только одно у вас это занятие и есть, а себя любить не позволяете; но пройдет год или полтора, и вся эта ваша любовь… я не смею сказать, что она вам надоест, а только зачерствеет, и все ваши добрые дела будут вроде как обязанность или служба какая, а уж душевного ничего не будет. Вся эта ваша душевность иссякнет, а наместо того даже раздражительность после в вас окажется, и сердиться будете и на себя и на людей.

Вера Филипповна.Правда ли это?

Ераст.Зачем же я буду лгать. Я лгать пробовал, да ничего хорошего не вышло, так уж я зарок дал А если бы вы сами настоящую любовь и ласку от мужчины видели, совсем дело другое-с; душевность ваша не иссякнет, к людям вы не в пример мягче и добрей будете, всё вам на свете будет понятней и доступней, и все ваши благодеяния будут для всякого в десять раз дороже.

Вера Филипповна.Может быть, это и правда; да что ж делать-то, нельзя.

Ераст.Я так думаю, что можно. Отбросьте гордость; не гоните того человека, который вас полюбит, не обижайте его!

Вера Филипповна.Я замужняя женщина.

Ераст.Так что ж за беда! Потап Потапыч уж не жилец на свете, доктора говорят, что он больше месяца не проживет. Притом же если умный человек, так он поймет ваше теперешнее положение, будет себя вдали держать и сумеет благородным образом своего термину дождаться.

Вера Филипповна.Ты давно ли так умен-то стал?

Ераст.Давно-с. Я не то что другие из нашего брата, которые только и знают, что по трактирам шляться; я все больше к умным да к образованным людям в компанию приставал; хоть сам говорить с ними не могу, так по крайней мере от других занимаюсь.

Вера Филипповна.Да, умные твои речи, только слушать их грех.

Ераст.Как вы, однако, греха-то боитесь! Вы, видно, хотите совсем без греха прожить? Так ведь это гордость. Да и какая ж заслуга, ежели человек от соблазну прячется? значит, он на себя не надеется. А вы все испытайте, все изведайте, да останьтесь чисты, непорочны – вот заслуга.

Вера Филипповна.Ох, да!

Ераст.От врагов прячутся-то, а не от тех, кто любит.
страница 28
Островский А.Н.   Сердце не камень