ступай, ступай!

Огуревна.А? Ступай! Куда ступай?

Вера Филипповна.Ты на лестницу ступай, наверх! Как ты не понимаешь?

Огуревна.Да, понимать… Ты днем говори, так я пойму… а ночью человек, что он может понимать? Ты ему то, а он тебе то; потому заснул человек, все одно что утонул. А ежели ты его разбудишь, ну, какое у него понятие ?

Вера Филипповна.Ступай, ступай!

Огуревна(оглянувшись). Батюшки, да где это мы?

Вера Филипповна.Ступай, ступай, не твое дело.

Огуревна.А ведь мне мерещится, что ты это у себя в спальне, на постеле лежа, мне что приказываешь.

Вера Филипповна.Ступай, ступай, вон прямо по коридору – на лестницу наверх, да там и жди! Да не усни дорогой-то!

Огуревна(уходя). Ладно, мол, ладно.

Вера Филипповна.Куда ты? Куда ты? Прямо, прямо… Свечку-то не урони!…
(Затворяет дверь и отходит от нее.)Где же он? Он в своей комнате. Ну, я туда не пойду.
(Прислушивается.)Кто-то идет со двора… по коридору… сюда кто-то…
(Входит за прилавок и садится за кипы товару.)

Входит из коридора Ольга, навстречу ей Ераст выходит из своей комнаты со свечкой.



ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ


Ольга и Ераст.

Ераст.Ты зачем? Кто тебя просил?

Ольга.А затем, чтоб сказать тебе прямо в глаза, что бессовестный ты человек.

Ераст.Так, я думаю, ты это после успела бы, торопиться-то тебе некуда.

Ольга.Да душа не терпит, постылый ты человек. Вот как ты за любовь-то мою, вот как! Да ведь со мной шутить нельзя… Я тебя, голубчик, погоди!…

Ераст.Да потише ты! Ты не в своей квартире – дебоширничать-то! Ты в чужом доме.
(Заглядывает в коридор.)

Ольга.Да что мне! Я и знать не хочу!

Ераст.Нет, вот что: ты лучше оставь до завтра, мы с тобой после поговорим.

Ольга.Да не могу я, не могу; душа кипит, не могу.

Ераст.Ну, говори, только скорей! Что там такое у тебя случилось?

Ольга.Я только одному дивлюсь, как у тебя хватает совести прямо глядеть на меня. Ах, убила б я тебя.

Ераст.Да уж довольно твоих ахов-то! Ты дело-то говори!

Ольга.Аполлинария Панфиловна видела тебя с теткой вместе? Говори! Видела?

Ераст.Ну, так что ж за беда? Видела так видела

Ольга.И ты можешь после этого равнодушно со мной разговаривать; и тебе ничего не стыдно? Вот и выходит, что глаза-то у тебя бесстыжие.

Ераст.Да дальше-то что? Ты дело-то говори! Некогда мне с тобой проклажаться.
(Заглядывает в коридор.)

Ольга.чего ж тебе еще дальше-то, чего еще?

Ераст.А коли только, так и ступай домой. Стоило прибегать из-за таких пустяков.

Ольга(чуть не плачет). Что ж, тебе мало этого? мало?

Ераст.Разумеется, мало, а ты как думала!

Ольга.Мало! чего ж тебе? Удавиться мне, что ли?

Ераст.Коли твоя глупость заставляет тебя давиться, так давись! Я тебе больше скажу! Твоя тетка сейчас ко мне сюда придет. Слышишь ты это?

Ольга.Ну, так не бывать же этому; себя не пожалею, а уж не позволю тебе так издеваться надо мной.

Ераст.Позволишь.

Ольга.И не говори ты мне, и не терзай ты меня; а то я таких дел наделаю, что ты сраму и не оберешься.

Ераст.Погоди, слушай ты меня! Сейчас придет сюда твоя тетка, а через десять минут нагрянет сюда Потап Потапыч с твоим мужем и накроют ее здесь.

Ольга.что, что? то еще за глупости придумываешь?

Ераст.Ну, уж это не твоего ума дело.

Ольга.Да зачем, к чему это?

Ераст.Стало быть, так надо.

Ольга.Да голубчик, миленький, скажи!

Ераст.То-то вот, так-то лучше; а то шумишь да грозишь без толку.
(Смотрит в дверь.)Пожить-то тебе получше хочется – и одеться, и все такое?

Ольга.Как не
страница 19
Островский А.Н.   Сердце не камень