Панфиловна.Прощайте, кавалеры!
(Уходит.)

Константин.Дяденька, мне прикажете с вами сопутствовать?

Каркунов.Чего еще спрашиваешь? Аль ты свою службу забыл? У тебя ведь одно дело-то: по ночам пьяного дядю домой провожать.

Константин.А ежели я малость замешкаюсь, так к ночи где вас искать, под каким флагом? То есть, дяденька, под какой вывеской?

Xалымов.Да уж где ни путаться, а, должно быть, Стрельны не миновать. Поклон, да и вон! Поехали.

Каркунов.Хозяйка, не жди!

Уходят Каркунов, Халымов, Константин. Вера Филипповна провожает их в переднюю и возвращается.



ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ


Вера Филипповна и Ераст.

Ераст(потупя голову). Вера Филипповна, вы позволите мне сегодня идти ко всенощной?

Вера Филипповна.Разве богу молиться позволения спрашивают?

Ераст.Нет-с, я спрашиваю, позволите ли вы мне идти в монастырь, куда вы поедете?

Вера Филипповна.Храм большой, всем место будет… Иди, коли есть усердие.

Ераст.Я думал, что, может быть, вам неприятно, что я все с вами в одну церковь хожу. Так я могу и в другое место…

Вера Филипповна(взглянув на Ераста). Отчего же ты думаешь, что мне неприятно?

Ераст.Вы женщина строгая, мало ль что можете подумать.

Вера Филипповна.Я ничего не думаю; а коли ты сам что-нибудь думаешь дурное, так лучше не ходи, не греши. А ежели ты с чистым сердцем…

Ераст.С чистым, Вера Филипповна.

Вера Филипповна.А коли с чистым, так иди с богом! Мне даже очень приятно; я очень рада, что в таком деле есть у меня товарищ и провожатый.

Ераст.Я только вам доложить хотел. Я без спросу не посмел.

Вера Филипповна.Да, хорошо, хорошо! Вижу, что ты скромный и хороший человек. Я таких люблю. Хорошего человека нельзя не полюбить… Кого ж и любить, коль не хороших людей! Ну, покуда прощай!

Ераст почтительно кланяется.



ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ


ЛИЦА:


Вера Филипповна.

Аполлинария Панфиловна.

Константин Каркунов.

Ераст.

Иннокентий,
странник, сильный мужчина сурового вида. В длинном парусинном пальто и страннической шапке.

Бульвар под монастырской стеной; несколько скамеек; в глубине по обрыву деревянная загородка, за ней вдали видна часть Москвы.



ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ


Иннокентий, один сидит на скамейке.

Иннокентий.Эка обуза!… Эка обуза мне тело мое!., алчное, жадное, ненасытимое! Экую утробу богатому человеку – и то будет в тягость удоволить; а мне, пролетарию… несть конца мучениям… Непрестанные муки голода и жажды… непрестанные обуревания страстей! Был рубль сегодня – и нет его; а жажда и голод всё те же. Хоть бы ослепнуть! Несытым оком видишь трактиры, видишь пивные заведения, видишь лепообразных жен… Как зверь бы ринулся на все сие и пожрал; но не пожрешь. Прежде чем пасть твоя разинется, связан будешь и заключен в узилище. Был рубль… Лучше бы его не было… Рубль издержал, но удовлетворения нет, а только сугубая жажда. Всуе искать человека, который, как я, мог бы завидовать волку. Волк живет хищением, грабежом, убийством… а я ему завидую; ибо он даровую находит пишу.

Входит Вера Филипповна.



ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ


Иннокентий и Вера Филипповна.

Иннокентий.Государыня милостивая, соблаговолите странному человеку!

Вера Филипповна(подавая деньги). Примите!

Иннокентий.Мало.

Вера Филипповна.Не взыщите.

Иннокентий.Другому это довольно, а мне мало.

Вера Филипповна.Ты человек в силах, работать бы тебе…

Иннокентий.Не могу.

Вера Филипповна.Нездоров, что ли?

Иннокентий.Нет.

Вера Филипповна.Так почему же?

Иннокентий.Я
страница 11
Островский А.Н.   Сердце не камень