неприятно?

Платон.Да не то что неприятно, а для чувствительного человека это подобно казни, когда над его чувствами смеются.

Барабошев.А ты разве чувствительный человек? Мы, братец, этого до сих пор не знали. Сейчас мы вставим двойные стекла
(надевает пенсне)и будем разбирать твои чувствия.

Платон(отходя). В пустой чердак двойных стекол не вставляют.

Барабошев.Вы полагаете, что в пустой?

Платон.Да уж это так точно.
(Хватаясь за голову.)Но за что же, боже мой, такое надругательство?

Барабошев.А вот за эти ваши каламбуры.

Мухояров.И за два года вперед зачти!

Барабошев.По вашим заслугам надо бы вам еще по затылку награждение сделать…

Платон.Что же, деритесь! Все это вы можете, и драться и чужие письма читать; но при всем том мне вас жалко, очень мне вас жалко, да-с.

Барабошев.Отчего ж это такая подобная скорбь у вас?

Платон.Оттого что вы купец богатый, известный, а такие ваши поступки, и даже хотите драться…

Барабошев.Так что же-с?

Платон.А то, что это есть верх необразования и подлость в высшей степени.

Входит Мавра Тарасовна, за ней Филицата и Поликсена, которые останавливаются в кустах.



ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ


Барабошев, Мухояров, Платон, Мавра Тарасовна, Филицата, Поликсена.

Барабошев.Пожалуйте, маменька! Очень вы кстати, сейчас мы вам развлечение доставим, будем читать сочинение господина Зыбкина.

Мавра Тарасовна садится. Поликсена прислушивается из кустов.

Платон.Вот уж благодарю, вот уж покорно вас благодарю! Куда как благородно!

Барабошев(читает). «Красота несравненная и душа души моей». Важно! Ай да Зыбкин.

Платон.Эх! Как это довольно подло, что вы делаете!

Барабошев(читает). «Любить и страдать, вот что мне судьба велела. Нельзя открыть душу, нельзя показать чувства – невежество осмеет тебя и растерзает твое сердце. Люди необразованные имеют о себе высокое мнение только для того, чтоб иметь высокое давление над нами бедными. Итак, я должен молчать и в молчании томиться».

Мавра Тарасовна(сыну). Что ж это, миленький, такое написано?

Барабошев.Любовное письмо от кавалера к барышне.

Мавра Тарасовна.Какой же это кавалер?

Барабошев.А вот рекомендую: чувствительный человек и несостоятельный должник! Он должен мне по векселю двести рублей, на платеж денег не имеет и от этого самого впал в нежные чувства.

Мавра Тарасовна.К кому же это он, любопытно бы…

Барабошев.И даже очень любопытно.
(Платону.)Слышишь, Зыбкин: нам с маменькой любопытно знать твой предмет, так потрудись объяснить, братец.

Платон.Мало ли кому что любопытно! Нет уж, будет с вас. Я так, про себя писал.

Мухояров.Да ты тень-то не наводи, говори прямо!

Мавра Тарасовна.Скажи, миленький! Вот и посмеемся все вместе, все-таки забава.

Платон.Умру, не скажу.

Барабошев.Он сейчас, маменька, скажет, у меня есть на него талисман.
(Вынимает вексель.)Видишь свой документ? Коли скажешь, год буду деньги ждать.

Платон.Да невозможно. Смейтесь надо мной одним, чего вам еще нужно?

Мухояров.Как есть храбрый лыцарь, но, при всем том, без понятия к жизни.

Барабошев.Мало тебе этого? Ну, изорву, коли скажешь.

Платон.Жилы из меня тяните – не скажу.

Барабошев.Ну так пеняй на себя! Сейчас пишу уплату, двадцать пять рублей тебе за месяц. Ставлю бланк, без обороту на меня.
(Пишет на векселе.)Передаю вексель доверенному моему.
(Отдает вексель Мухоярову.)Видишь?

Платон.Что ж, ваша воля, отдавайте кому хотите.

Барабошев(Мухоярову). Завтра же представь вексель, получи исполнительный
страница 8
Островский А.Н.   Правда – хорошо, а счастье лучше