деньги, да чести моей посрамления не было; а то все с великим удовольствием. Вижу я, не грабитель ты… а как есть степенный человек стал; так уж мне и горя нет, и не задумаюсь, а всякую твою волю исполню.

Грознов.Ну и ладно, ну и ладно.

Мавра Тарасовна.И в ножки я тебе поклонюсь, только сними ты с меня ту прежнюю клятву, страшную.

Грознов.А! что! Вот ты и знай, какой Грознов!

Мавра Тарасовна.Каково жить всю жизнь с такой петлей на шее! Душит она меня.

Грознов.Сниму, сниму, – другую возьму, полегче.

Мавра Тарасовна.Да я и без клятвы для тебя все…

Грознов.А сделаешь – так и шабаш: вничью разойдемся. Вот и надо бы мне поговорить с тобой по душе, хорошенько!

Мавра Тарасовна.Так пойдем ко мне в комнату! Филицата!

Входит Филицата.

Чай-то готов у меня?

Филицата.Готов, матушка, давно готов.

Мавра Тарасовна.Подай рому бутылку, водочки поставь, пирожка вчерашнего – ну, там, что следует.

Филицата.Слушаю, матушка.
(Уходит.)

Грознов.Говорят, тебе ундер нужен.

Мавра Тарасовна.Да, миленький, ищем мы ундера-то, ищем.

Грознов.Так чего ж тебе лучше, – вот я!

Мавра Тарасовна.Значит, и жалованье тебе положить?

Грознов.Так неужто задаром? Я везде хорошее жалованье получал, я кавалерию имею.

Мавра Тарасовна.А много ль с нас-то запросишь?

Грознов.Четырнадцать рублей двадцать восемь копеек с денежкой, я на старый счет.

Мавра Тарасовна.Ну, уж с нас-то возьми, по знакомству, двенадцать.

Грознов.Ах, ты!
(Топнув ногой.)Полтораста.

Мавра Тарасовна.Ну, четырнадцать так четырнадцать… Четырнадцать, четырнадцать, я пошутила.

Грознов.Не четырнадцать, а четырнадцать двадцать восемь копеек с денежкой. И денежки не уступлю. А как харчи?

Мавра Тарасовна.Харчи у нас людские – хорошие, по праздникам водки подносим; ну, а тебя-то когда Филицата и с нашего стола покормит.

Грознов. Я разносолов ваших не люблю, мне что помягче.

Мавра Тарасовна.Да, да, состарился ты, ах как состарился!

Грознов.Кто? я-то? Нет, я еще молодец, я куда хочешь. А вот ты так уж плоха стала, больно плоха.

Мавра Тарасовна.Что ты, что ты! Я еще совсем свежая женщина.

Грознов.А как жили-то мы с тобой, помнишь, там, в Гавриковом, у Богоявленья?

Мавра Тарасовна.Давно уж время-то, много воды утекло.

Грознов.Теперь только мне и поговорить-то с тобой; а как поселюсь в сторожке, так ты барыня, ваше степенство, а я просто Ерофеич.

Входит Филицата.

Филицата.Пожалуйте! Готово!

Мавра Тарасовна.Ну, пойдем. Закуси чем бог послал.
(Филицате.)Коли кто спросит, так вели здесь подождать!
(Уходит; Грознов за ней.)



ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ


Филицата(одна). Ну, как мне себя не хвалить! Добрая-то я всегда была, а ума-то я в себе что-то прежде не замечала, все казалось, что мало его, не в настоящую меру; а теперь выходит, что в доме-то я умней всех. Вот чудо-то: до старости дожила, не знала, что я умна. Нет, уж я теперь про себя совсем иначе понимать буду. Какую силу сломили! Ее и пушкой-то не прошибешь, а я вот нашла на нее грозу.

Входят Барабошев и Мухояров.



ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ


Филицата, Барабошев, Мухояров.

Барабошев.Но где же маменька?

Филицата.Подождать приказано.

Барабошев.У нас серьезное финансовое дело, никакого замедления не терпит.

Филицата.У тебя серьезное, а у нас еще серьезнее. Там у нее ундер.

Барабошев.Ундер – чин незначительный.

Филицата.Незначительный, а беспокоить не велели. Да авось над нами не каплет, подождать-то можно.

Голос Мавры Тарасовны: «Филицата!»

Вон, зовут!
страница 26
Островский А.Н.   Правда – хорошо, а счастье лучше