Тарасовна.Ты, миленькая, помимо нашей воли, своим умом об своей голове рассудила? Нешто так можно?

Поликсена.Я пойду за того, кого люблю.

Мавра Тарасовна.Да, пойдешь, если позволят.

Поликсена.Вы меня приданым попрекали; я пойду за него без приданого – возьмите себе мое приданое!

Мавра Тарасовна.Ты меня, миленькая, подкупить не хочешь ли? Нет, я твоим приданым не покорыстуюсь; мне чужого не надо; оно тебе отложено и твое всегда будет. Куда бы ты ни пошла из нашего дому, оно за тобой пойдет. Только выходов-то тебе немного: либо замуж по нашей воле, либо в монастырь. Пойдешь замуж – отдадим приданое тебе в руки, пойдешь в монастырь – в монастырь положим. Хоть и умрешь, боже сохрани, за тобой же пойдет, – отдадим в церковь на помин души.

Поликсена.Я пойду за того, кого люблю.

Мавра Тарасовна.Коли тебе такие слова в удовольствие, так, сделай милость, говори. Мы тебя, миленькая, не обидим, говорить не закажем.

Поликсена.Зачем вы меня звали?

Мавра Тарасовна.Поговорить с тобой. Сделаем-то мы по-своему, а поговорить с тобой все-таки надо.

Поликсена.Ну вот вы слышали мой разговор?

Мавра Тарасовна.Слышала.

Поликсена.Может быть, вы не хорошо расслушали, так я вам еще повторю: я пойду за того, кого люблю. Нынче всякий должен жить по своей воле.

Мавра Тарасовна.Твои «нынче» и «завтра» для меня все равно что ничего; для меня резонов нет. Меня не то что уговорить, в ступе утолочь невозможно. Не знаю, как другие, а я своим характером даже очень довольна.

Поликсена.А у меня характер: делать все вам напротив; и я своим тоже очень довольна.

Мавра Тарасовна.Так, миленькая, мы и запишем.

Поликсена уходит. Входит Филицата.



ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ


Мавра Тарасовна, Филицата.

Мавра Тарасовна.Поди-ка ты сюда поближе!

Филицата.Ох, иду, иду.
(Подходит.)Виновата.
(Кланяется, касаясь рукой пола.)

Мавра Тарасовна.Мне из твоей вины не шубу шить. Как же это ты недоглядела? Аль, может, и сама подвела?

Филицата.Ее дело молодое, а все одна да одна, – жалость меня взяла… ну, думаешь: поговорят с парнем, да и разойдутся. А кто ж их знал? Видно, сердце-то не камень.

Мавра Тарасовна.Уж очень ты жалостлива. Ну сбирайся!

Филицата.Куда сбираться?

Мавра Тарасовна.Со двора долой. В хорошем доме таких нельзя держать.

Филицата.Вот выдумала! А еще умной называешься. Кто тебя умной-то назвал, и тот дурак. Сорок лет я в доме живу, отца ее маленьким застала, все хороша была, а теперь вдруг и не гожусь.

Мавра Тарасовна.С летами ты, значит, глупеть стала.

Филицата.Да и ты не поумнела, коли так нескладно говоришь. Виновата я, ну, побей меня, коли ты хозяйка; это по крайности будет с умом сообразно; а то на-ка, с двора ступай! Кто ж за Поликсеной ходить-то будет? Да вы ее тут совсем уморите.

Мавра Тарасовна.Что за ней ходить, она не маленькая.

Филицата.И велика, да хуже маленькой. Я вчера, как мы из саду вернулись, у ней изо рту коробку со спичками выдернула. Вот ведь какая она глупая! Нешто этим шутят?

Мавра Тарасовна.Кто захочет что сделать над собой, так не остановишь. А надо всеми над нами бог, – это лучше нянек-то. А тебя держать нельзя, ты больно жалостлива.

Филицата.Такая уж я смолоду. Не к одной я к ней жалостлива, и к тебе, когда ты была помоложе, тоже была жалостлива. Вспомни молодость-то, так сама внучку-то пожалеешь.

Мавра Тарасовна.Нечего мне помнить, чиста моя душенька.

Филицата.А ты забыла, верно, как дружок-то твой вдруг налетел? Кто на часах-то стоял? Я от страху-то не меньше тебя
страница 24
Островский А.Н.   Правда – хорошо, а счастье лучше