вот ты почувствуй любовь-то хорошенько, так уж сама догадаешься, что тебе делать следует.

Поликсена ложится к нему на плечо.

Что ж это ты со мной делаешь, скажи на милость!

Поликсена.Постой, погоди, не трогай, не мешай мне! Я думаю.

Входит Глеб.

Глеб(издали). Вот они дела-то! Чужой человек в саду. Ну, теперь я виноват не останусь.
(Уходит.)

Поликсена.Я теперь знаю, что мне делать, я выдумала: я скажу завтра бабушке, что люблю тебя и, кроме тебя, ни за кого замуж не пойду.

Платон.Вот это с твоей стороны благородно, только от бабушки никакого благородства ждать нельзя, – она беспременно подлость какую-нибудь выдумает.

Поликсена.Скажу, коли не хотите обидеть меня, так дайте приданое, а то и не надо… я и без приданого пойду за него.

Платон.Вот это по душе…

Поликсена(печально). Да, по душе. Только ты не очень-то, видно, рад? А говорил, что живой человек.

Платон.Что ж? Да как? Я, право, не знаю.

Поликсена.Ты хоть бы мне спасибо сказал за мою любовь… ну… поцеловал бы, что ли?

Платон.Вот уж это я дурак!
(Целует ее.)Извини! Не суди строго! Все чувства убиты.

Поликсена(обнимая Платона). Как я тебя люблю! Вот когда ты сидел далеко, я так тебя не любила, а теперь, когда ты близко, я, кажется, все для тебя на свете, ну, все, что ты хочешь.

Платон.Вот теперь мне и в яму не так горько идти.

Поликсена.Да забудь ты про все, забудь! Знай ты во всем мире только меня одну, твою Поликсену! Милый ты мой, хороший!

Входит Глеб.



ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ


Платон, Поликсена, Глеб.

Глеб(Поликсене). Ах, Поликсена Амосовна! Дурно, очень дурно, ничего нет хорошего! Вон тятенька с бабушкой идут.

Поликсена.Ах! Ну, спасибо, Глеб.
(Платону.)Беги скорей, прощай.
(Уходит в беседку.)

Платон идет в кусты.

Глеб.Ты куда? Нет, ты погоди!

Платон.Да что ты, в уме ли? Зачем ты меня держишь?

Глеб.Пустить нельзя, шалишь, брат.

Платон.Ну, сделай милость! Ну, не губи ты меня и Поликсену Амосовну!

Глеб.Ее дело сторона – она хозяйская дочь, может в саду во всякое время; а ты как сюда попал, какой дорогой?

Платон.Да тебе что за дело?

Глеб.Как что за дело? Да кому ж дело-то, как не мне? Мне за вас напраслину терпеть.

Платон.Да об чем ты?

Глеб.Об чем? Об яблоках.
(Громко.)Караул!

Входят Мавра Тарасовна, Барабошев, Мухояров.



ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ


Платон, Глеб, Мавра Тарасовна, Барабошев, Мухояров. В беседке Поликсена, Филицата.

Барабошев(Глебу). Что, братец, за дебош? Коль скоро ты поймал вора, сейчас крути ему назад лопатки и представь на распоряжение полицейской администрации.

Мухояров(Глебу). Как ты хозяев до беспокойства доводишь, караул кричишь. Нынче уж эта песня из моды выходит, приглашают полицию, составляют акт без этого невежества.

Глеб.Я вам докладывал, что вора предоставлю, вот извольте, и с поличным.
(Берет у Платона из рук яблоко.)

Барабошев.Да это Платон Зыбкин. На словах ты, братец, патриот, а на деле фрукты воруешь.

Платон.Я не вор.

Барабошев.В таком случае зачем твои проминажи в чужом саду?

Платон.Я не вор.

Мавра Тарасовна.Так ты, миленький, не воровать приходил?

Платон.Да нет же, говорю я вам; на что мне ваши яблоки!

Мавра Тарасовна.Что ж вы на парня напали? За что его обижаете? Он не вор, он гулять в наш сад приходил, время провести. С кем же ты, миленький, здесь в саду время проводил?

Барабошев.От таких твоих проминажей может быть урон нашей чести. У нас каменные заборы и железные вороты затем и поставлены, что в нашей фамилии
страница 21
Островский А.Н.   Правда – хорошо, а счастье лучше