Тарасовна.Стереги, миленький, стереги.

Глеб.А вора я вам предоставлю… что я виноват, уж это, нет, едва ли!
(Уходит.)



ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ


Мавра Тарасовна, Филицата.

Мавра Тарасовна.Амос Панфилыч давно уехал?

Филицата.Да он, матушка, дома.

Мавра Тарасовна.Что так замешкался?

Филицата.Да, видно, не поедет; и лошадей не закладывают, да и кучер со двора отпросился.

Мавра Тарасовна.По будням все ночи напролет гуляет, а в праздник дома; чему приписать, не знаю.

Филицата.Что человека из дому-то гонит? отвага. А ежели отваги нет, ну и сидит дома. Вот какое дело; а то чему ж другому быть-то!

Мавра Тарасовна.Куда ж эта его отвага девалась?

Филицата.Первая отвага в человеке – коли денег много; а деньги под исход – так человек скромнее бывает и чувствительнее, и об доме вспомнит, и об семействе.

Мавра Тарасовна.Так от безденежья, ты думаешь?

Филицата.Одно дело, что прохарчился, матушка.

Мавра Тарасовна.Ты с приказчиками-то, миленькая, дружбу водишь, так что говорят-то? Ты мне как на духу!

Филицата.Да что ж! Тонки дела, тонки.

Мавра Тарасовна.Торговля плоха, стало быть?

Филицата.Да что торговля! Какая она ни будь, а если нынче из выручки тысячу, завтра две, да так постепенно выгребать, много ли барыша останется? А тут самим платить приходится; а денег нет, вот отчего и тоска, и уж такого легкого духу нет, чтоб тебя погулять манило.

Мавра Тарасовна.А много ль Амос Панфилыч на себя забрал из выручки-то?

Филицата.Говорят, тысяч двадцать пять в короткое время.

Мавра Тарасовна.Ну, что ж, миленькая, пущай, мы люди богатые, только один сын у меня; в кого ж и жить-то?

Филицата.Да что уж! Только б быть здоровыми.

Мавра Тарасовна.Еще чего не знаешь ли? Так уж говори кстати, благо начали.

Филицата.Платона даром обидели, вот что! Он хозяйскую пользу соблюдал и такие книги писал, что в них все одно что в зеркале, сейчас видно, кто и как сплутовал. За то и возненавидели.

Мавра Тарасовна.Конечно, такие люди дороги; а коли грубит, так ведь одного дня терпеть нельзя.

Филицата.Ваше дело, мы судить не смеем.

Проходят. С другой стороны входят Барабошев и Мухояров.



ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ


Барабошев, Мухояров.

Барабошев.Почему такое, Никандра, у нас в кассе деньги не в должном количестве?

Мухояров.Такая выручка, Амос Панфилыч, ничего не поделаешь.

Барабошев.Мне нужно тысячи две на мои удовольствия, и вдруг сюрприз.

Мухояров.Уплаты были, сроки подошли.

Барабошев.А как, братец, наш портфель?

Мухояров.Портфель полнехонек, гербовой бумаги очень достаточно.

Барабошев.В таком разе дисконтируй!

Мухояров.Где прикажете?

Барабошев.Никандра, ты меня удивляешь. Ступай, братец, по Ильинке, налево один банк, направо другой.

Мухояров.Да-с, это точно-с. Вот если б вы сказали: ступай по Ильинке, налево один трактир, дальше – другой, в одном спроси полуторный, в другом порцию солянки закажи; так это осуществить можно-с. А ежели заходить в банки, так это один моцион, больше ничего-с; хоть налево заходи, хоть направо, ни копейки за наши векселя не дадут.

Барабошев.Но мой бланк чего-нибудь стоит?

Мухояров.Еще хуже-с.

Барабошев.Значит, я тебя буду учить, коли ты настоящего не понимаешь. Нужны деньги, процентов не жалей, дисконтируй в частных руках, у интересантов.

Мухояров.Все это мне давно известно-с! Но в частных руках полторы копейки в месяц за хорошие-с.

Барабошев.А за наши?

Мухояров.Ни копейки-с.

Барабошев.Получение предвидится?

Мухояров.Получения много,
страница 17
Островский А.Н.   Правда – хорошо, а счастье лучше