(Сцены из московской жизни)



Сцена первая



Лица

Дарья  Федосеевна  Круглова, вдова купца, 40 лет.

Агния, ее дочь, 20 лет.

Ермил  Зотыч  Ахов, богатый купец, лет 60.

Ипполит, его приказчик, лет 27-ми.

Маланья, кухарка Кругловой.


Бедная, но чистенькая комната. В глубине дверь в переднюю; слева от зрителей дверь во внутренние комнаты; с той же стороны, ближе к зрителям, диван; перед ним стол, покрытый цветною скатертью; два кресла. На правой стороне два окна с чистыми белыми занавесками; на окнах цветы, между окон зеркало, ближе к зрителям пяльцы.



Явление первое

Круглова(на диване);
Агния(у окна грызет кедровые орехи).


Агния. Погода-то! Даже удивительно! А мы сидим. Хоть бы погулять куда, что ли!

Круглова. А вот, погоди, дай срок, сосну полчасика, пожалуй, погуляем.

Агния. Кавалеров-то у нас один, другой – обчелся, гулять-то не с кем.

Круглова. А кто виноват? Не мне же ловить для тебя кавалеров! Сети по улицам-то не расставить ли?

Агния. Разве вот Ипполит зайдет.

Круглова. И то, гляди, зайдет; день сегодня праздничный, что ему дома-то делать! Вот тебе и кавалер; не я искала, сама обрящила. Вольница ты у меня. Ты его как это подцепила?

Агния. Очень просто. Шла я как-то из городу, он меня догнал и проводил до дому. Я его поблагодарила.

Круглова. И позвала?

Агния. С какой стати!

Круглова. Как же он у нас объявился?

Агния. Позвала я его, да после. Стал он мимо окон ходить раз по десяти в день; ну, что хорошего, лучше уж в дом пустить. Только слава.

Круглова. Само собой.

Агния. Все говорить?

Круглова. Да говори уж заодно.

Агния(равнодушно и грызя орехи). Потом он мне письмо написал с разными чувствами, только нескладно очень…

Круглова. Ну? А ты ему ответила?

Агния. Ответила, только на словах. Зачем вы, говорю, письма пишете, коли не умеете? Коли что вам нужно мне сказать, так говорите лучше прямо, чем бумагу-то марать.

Круглова. Только и всего?

Агния. Только и всего. А то что же еще?

Круглова. Много очень воли ты забрала.

Агния. Заприте.

Круглова. Болтай еще.


Входит
Маланья.



Явление второе

Круглова,
Агния,
Маланья.


Маланья(говорит медленно). Шла я тут-то по вулице…

Круглова. Так что ж?

Маланья. Так он… Как его?

Круглова. Кто, он-то?

Маланья. Как, бишь, его?.. В суседях-то…

Круглова. Что же?

Маланья. Да нешто их тут всех… Много их. Такой черноватый…

Круглова. Седой, что ли?

Маланья. Да, седой. Что я!.. А я черноватый…

Круглова. Ахов, что ли?

Маланья. Надо, что он… Ахов его… что ли. Большой такой…

Круглова. Среднего росту?

Маланья. Да, пожалуй, что и так.

Круглова. Ну, что же он? Проснись ты, сделай милость!

Маланья. Что проснись!.. Не походя я сплю, а когда время… так что кому! Кланяйся, говорит.

Круглова. Немного ж ты сказала.

Маланья. Что ж мне еще говорить?
(Уходит и сейчас же возвращается.)Да, забыла… Зайду, говорит.

Круглова. Когда?

Маланья. Кто ж его… Мне почем знать?
(Уходит и возвращается.)Да! Из головы вон… Нынче, говорит, зайду. Ахов он, что ли, прозывается? Черноватый такой…

Круглова. Седой весь?

Маланья. Да и то седой. Эка память! Господи!
(Уходит.)



Явление третье

Кругловаи
Агния.


Круглова. Нашу слугу Личарду только послом посылать. Растолкует дело, как по-писаному. Как начнет толковать, так точно у ней в голове-то жернова поворачиваются.

Агния. Этот ваш Ахов дядя Ипполиту?

Круглова. Да, дядя.

Агния. Вот придет,
страница 1
Островский А.Н.   Не все коту масленица