дал слово какому-то Бородкину. Согласитесь сами, после этого что же мне здесь делать!

Авдотья Максимовна. Ах, боже мой! Тятенька мне ничего не говорил об этом. Я не пойду за Бородкина, Виктор Аркадьич, вы не беспокойтесь, пожалуйста.

Вихорев. Вам тятенька прикажет итти.

Авдотья Максимовна. Ах, нет, тятенька меня любит. Я скажу ему, что не люблю Бородкина; он насильно не заставит…

Вихорев. А как он этого не послушает, что тогда?

Авдотья Максимовна. Я уж, право, не знаю, что мне делать с этим делом, такая-то напасть на меня!

Вихорев. Хотите, я научу вас, что делать?

Авдотья Максимовна. Научите.

Вихорев. Уедемте потихоньку, да и обвенчаемся.

Авдотья Максимовна. Ах, нет, нет! – что вы это, ни за что на свете!.. Ни-ни, ни за какие сокровища!..

Вихорев. Тятенька вас любит, он простит. Мы к нему сейчас приедем после свадьбы, знаете, по русскому обыкновению, ему в ноги… Ну, старик и того…

Авдотья Максимовна. Да и не говорите!.. Он проклянет меня!.. Каково мне тогда будет жить на белом свете! До самой смерти у меня будет камень на сердце.

Вихорев. Ну, извините, я другого средства не знаю.

Авдотья Максимовна. Вы лучше вот что сделайте, Виктор Аркадьич: приезжайте к нам нынче вечером, да и поговорите с тятенькой, а я сама его тоже попрошу; хоть и стыдно будет, да уж переломлю себя.

Вихорев. А ну, как он откажет мне?

Авдотья Максимовна. Что ж делать!.. Знать, моя такая судьба несчастная. Вчера тетенька на картах гадала, что-то все дурно выходило, я уж немало плакала.
(Подносит платок к глазам.)

Вихорев. Послушайте, коли вы меня так любите, так вы уговорите Максима Федотыча, он вас послушает. Тогда мы оба будем счастливы!

Авдотья Максимовна. Вы-то меня любите ли так, Виктор Аркадьич, как я вас люблю?..

Вихорев. Какое же может быть сомнение! Если вы не будете моей, я сейчас же уеду на Кавказ и буду нарочно стараться, чтобы меня поскорее застрелили. Вы знаете, как черкесы хорошо стреляют.

Авдотья Максимовна. Что это вы, Виктор Аркадьич, какие страсти говорите! Нет, не ездите. Приезжайте ужо к нам.

Вихорев. Непременно приеду.

Авдотья Максимовна. Прощайте, мне пора.


Вихорев берет ее за руку и хочет обнять.


Нет, мне стыдно, ей-богу, стыдно!..

Вихорев(в сторону). Вот нежности!
(Ей.)Что за стыд, когда любите.
(Целует ее.)

Авдотья Максимовна. Вы будете после смеяться.

Вихорев. За кого же вы меня принимаете? Смею ли я!

Авдотья Максимовна. Нет, мне, право, стыдно.
(Обнимает и целует его сама, закрывает лицо и отходит.)Прощайте, приезжайте ужо.

Вихорев. Непременно приеду.


Авдотья Максимовнаподходит к Анне Антоновне и, шепнувши ей что-то, уходит.


Анна Антоновна(в дверях, грозя пальцем). Амур!
(Уходит.)



Явление девятое

Вихорев(один). А она даже очень недурна и, как кажется, такая простенькая девушка. А уж как влюблена, ужас! Тысяч сто взять к ней в придачу, да и довольно. Конечно, с такой женой нельзя в столицу показаться, а в уезде ничего, жили бы припеваючи.
(Уходит.)



Действие второе


Небольшая комната в доме Русакова; на обеих боковых стенах по окну и по двери, на задней стене дверь; два стола, один с правой стороны, другой с левой, почти у самой двери; за столом диван; на окнах цветы и на одном гитара.



Явление первое

Авдотья Максимовнасидит у окна.
Арина Федотовнасидит у окна на диване, шьет.


Авдотья Максимовна(смотря в окно, поет русскую песню, потом обращается к Арине Федотовне).

Научить ли те,
страница 7
Островский А.Н.   Не в свои сани не садись