только беру с них деньги за их невежество да пропиваю. Эх! охота вам было жениться! Выпьемте. Как вас зовут?

Жадов. Василий.

Досужев. Тезка. Выпьем, Вася.


Пьют.


Я вижу, ты хороший человек.

Жадов. Какой я человек! Я ребенок, я об жизни не имею никакого понятия. Все это ново для меня, что я от вас слышу. Мне тяжело! Не знаю, вынесу ли я! Кругом разврат, сил мало! Зачем же нас учили!

Досужев. Пей, легче будет.

Жадов. Нет, нет!
(Опускает голову на руки.)

Досужев. Так ты не поедешь со мной?

Жадов. Не поеду. Зачем вы меня поили! Что вы со мной сделали!

Досужев. Ну, прощай! Вперед будем знакомы! Захмелел, брат!
(Жмет Жадову руку.)Василий, манто!
(Надевает шинель.)Ты меня строго не суди! Я человек потерянный. Постарайся быть лучше меня, коли можешь.
(Идет к двери и возвращается.)Да! вот тебе еще мой совет. Может быть, с моей легкой руки, запьешь, так вина не пей, а пей водку. Вино нам не по карману, а водка, брат, лучше всего: и горе забудешь, и дешево! Adieu!
(Уходит.)

Жадов. Нет! пить нехорошо! Ничего не легче – еще тяжелей.
(Задумывается.)


Василий, по приказанию из другой залы, заводит машину. Машина играет «Лучинушку».


(Поет.)«Лучина, лучинушка, березовая!..»

Василий. Пожалуйте-с! Нехорошо-с! Безобразно-с!


Жадовмашинально надевает шинель и уходит.



Действие четвертое



Действующие лица

Василий Николаич Жадов.

Полина, жена его.

Юлинька, жена Белогубова.

Фелисата Герасимовна Кукушкина.


Сцена представляет очень бедную комнату. Направо окно, у окна стол, на левой стороне зеркало.



Явление первое

Полина(одна, смотрит в окно). Как скучно, просто смерть!
(Поет.)«Матушка, голубушка, солнышко мое! пожалей, родимая, дитятко свое».
(Смеется.)Какая песня в голову пришла!
(Опять задумывается.)Провалился бы, кажется, от скуки. Загадать разве на картах? Что ж, за этим дело не станет. Это можно, можно. Чего другого, а это у нас есть.
(Достает из стола карты.)Как хочется поговорить с кем-нибудь. Кабы кто-нибудь пришел, вот бы я была рада, сейчас бы развеселилась. А то на что это похоже! сиди одна, все одна… Уж нечего сказать, люблю поговорить. Бывало, мы у маменьки, утро-то настанет, трещим, трещим, и не увидишь, как пройдет. А теперь и поговорить не с кем. Разве к сестре сбегать? Да уж поздно. Эко я, дура, не догадалась пораньше.
(Поет.)«Матушка, голубушка…» Ах, я и забыла погадать-то!.. Об чем бы загадать-то? А вот загадаю я, будет ли у меня новая шляпка?
(Раскладывает карты.)Будет, будет… будет, будет!
(Хлопает в ладоши, задумывается и потом поет.)«Матушка, голубушка, солнышко мое! пожалей, родимая, дитятко свое».


Входит
Юлинька.



Явление второе

Полинаи
Юлинька.


Полина. Здравствуй, здравствуй!


Целуются.


Как я тебе рада. Скидай шляпку!

Юлинька. Нет, я к тебе на минуту.

Полина. Ах, как ты хорошо одета, сестрица!

Юлинька. Да, я теперь себе покупаю все, что только есть лучшего и нового из-за границы.

Полина. Счастлива ты, Юлинька!

Юлинька. Да, я могу про себя сказать, что я счастлива. А ты, Полинька, как ты живешь? Ужасно! Нынче совсем не такой тон. Нынче у всех принято жить в роскоши.

Полина. Что же мне делать? Разве я виновата?

Юлинька. А мы вчера в парке были. Как весело было – чудо! Какой-то купец угощал нас ужином, шампанским, фруктами разными.

Полина. А я все дома сижу одна, со скуки погибаю.

Юлинька. Да, Полина, я уж теперь совсем не та стала. Ты не можешь представить, как деньги и
страница 21
Островский А.Н.   Доходное место