Глумов.

Т е л я т е в (Надежде Антоновне). Хотите, с миллионщиком познакомлю? Н а д е ж д а А н т о н о в н а. Да ты, тюлень, и солгать не дорого возьмешь. Т е л я т е в. Ведь я даром: процентов с вас не возьму. Н а д е ж д а А н т о н о в н а. Познакомь! Да, ведь ты дрянь, тебе верить нельзя. Т е л я т е в. Ей-богу! Ну, вот еще!.. Савва Геннадич! Н а д е ж д а А н т о н о в н а. Погоди, погоди! Что за имя! Т е л я т е в. Ничего! Не бойтесь! Миллионщиков всегда так зовут.

Васильков подходит.

Честь имею вам представить друга моего, Савву Геннадича Василькова. Н а д е ж д а А н т о н о в н а. Очень приятно. В а с и л ь к о в. Искренне желал. Знакомства в Москве не имею. Т е л я т е в. Отличный человек, по-гречески говорит. (Отходит к Лидии.) Н а д е ж д а А н т о н о в н а. Судя по вашему имени, вы в Греции родились? В а с и л ь к о в. Нет, я в России, недалеко от Волги. Н а д е ж д а А н т о н о в н а. Вы где живете? В а с и л ь к о в. В деревне, а то все в разъездах. Н а д е ж д а А н т о н о в н а (Глумову). Егор Дмитрич, сыщите моего человека!

Глумов подходит.

В а с и л ь к о в. Да позвольте, я бегом сбегаю. Его как зовут? Н а д е ж д а А н т о н о в н а. Андреем. В а с и л ь к о в. Сию минуту отыщу вам. Н а д е ж д а А н т о н о в н а. Возьмите у него мою шаль, что-то сыро становится. (Говорит тихо с Глумовым.)

Васильков уходит.

Т е л я т е в (Лидии). Я против сырости меры принял. Л и д и я. Жаль; вы такой добрый, вас можно бы любить, но вы такой развратный человек. Т е л я т е в. Я развратный человек?..Да вы добродетельней меня не найдете. Я вам сейчас докажу. Л и д и я. Докажите! Т е л я т е в. Извольте! Я вам представлю моего соперника, который уничтожит меня в вашем сердце. Л и д и я. Это совсем не так трудно; гораздо легче, чем вы думаете.

Васильков с шалью почти бегом подбегает к Надежде Антоновне;

за ним Андрей.

В а с и л ь к о в. Нашел, вот он здесь-с. (Подает шаль.) Н а д е ж д а А н т о н о в н а. Ах, как вы меня испугали!(Надевает шаль.) Благодарю вас. Андрей, вели коляске дожидаться у театра. А н д р е й. Слушаю-с. (Уходит.) Т е л я т е в (Василькову). Савва Геннадич! Л и д и я. Какое имя!.. Он иностранец? Т е л я т е в. Из Чухломы. Л и д и я. Какая это земля? Я не знаю. Ее нет в географии. Т е л я т е в. Недавно открыли. (Васильков подходит.) Позвольте вам представить моего друга Савву Геннадича Василькова.

Лидия кланяется.

Он бывал в Лондоне, в Константинополе, в Тетюшах, в Казани; говорит, что видел красавиц, но подобных вам - никогда. В а с и л ь к о в. Да перестаньте же! Я конфужусь. Л и д и я. Вы знаете в Казани мадам Чурило-Пленкову? В а с и л ь к о в. Когда же нет! Л и д и я. Она, говорят, разошлась с мужем. В а с и л ь к о в. Ни боже мой! Л и д и я. Подворотникова знаете? В а с и л ь к о в. Он мой шабёр.

Лидия взглядывает на Телятева. Несколько времени молчания.

Васильков, конфузясь, отходит.

Л и д и я. На каком он языке говорит? Т е л я т е в. Он очень долго был в плену у ташкентцев. (Говорят тихо.) Г л у м о в (Надежде Антоновне).У него прииски, самые богатые по количеству золота, из каждого пуда песку фунт золота намывают. Н а д е ж д а А н т о н о в н а (взглядывает на Василькова). Неужели? Г л у м о в. Он сам говорит. Оттого он так и дик, что все в тайге живет, с бурятами. Н а д е ж д а А н т о н о в н а (ласково смотрит на Василькова). Скажите! По наружности никак нельзя догадаться. Г л у м о в. Как же вы золотопромышленника узнаете по наружности? Не надеть же ему
страница 5
Островский А.Н.   Бешеные деньги