гость") и второй ("Рождение Полиньки") главы второй части естественнее всего предположить, что они писались совместно, ибо в них, наряду с рассказом о продолжении знакомства Полиньки с горбуном ("любовная часть"), есть сцены явно "аксессуарного" характера (башмачник у заказчиков, башмачник совершает покупки в Гостином Дворе и на улице), а также комические сцены ("шутки" Доможирова).

Далее совместная работа над отдельными главами романа может быть отмечена только в нескольких случаях. Так, в 6-й главе второй части ("Правая рука") сцена в магазине Кирпичова между хозяином и приказчиком написана, вероятно, Некрасовым, а остальная часть главы – Панаевой. Затем, две первые главы четвертой части, очевидно, написаны при ближайшем участии Некрасова. В первой из них ("Подгородный дикарь"), в рассказе о встрече компании молодых людей, гуляющих в окрестностях Петербурга, с мальчиком-пастухом, изображается "бледный" и "бедный" молодой человек "с подозрительным кашлем" (образ, не лишенный автобиографических черт) и приводится его спор с Тульчиновым, весьма знаменательный: спор бедняка-разночинца с богатым барином. Во второй главе, "Халатник", в которой дается история Карлуши, взятого Тульчиновым " город, описывается мастерская басонщика и Сенной рынок. Спор "бледного молодого человека" с Тульчиновым и "аксессуарные сцены" – в главе "Халатник" содержат, несомненно, некрасовские мысли, чувства и образы, хотя в основной своей части эти главы написаны, наверно, Панаевой. Вся история башмачника, по всей вероятности, принадлежит перу Панаевой. Когда в 1889 году Панаева, при содействии Н. Г. Чернышевского, предлагала издателю Солдатенкову свои сочинения, она составила список тех из них, которые намерена была включить в это издание. Среди двенадцати названных ею повестей и рассказов фигурирует "Башмачник", произведение в полтора печатных листа. Такого произведения, насколько нам известно, у Панаевой нет. Если принять во внимание, что "Историю мещанина Душникова" она напечатала через несколько лет под измененным заглавием "Портретист", можно считать вероятным, что в предполагавшемся собрании ее сочинений история Карла Ивановича должна была появиться под названием "Башмачник".

По мере дальнейшей работы над романом Панаева принимает в нем все большее и большее участие, хотя степень ее самостоятельной работы, вплоть до шестой части, невелика и сводится к двум-трем главам в каждой части. Так, во второй части "Трех стран света" ей, очевидно, принадлежат целиком главы третья и седьмая. В третьей главе ("Карты сказали правду") автор изображает сцены объяснения горбуна в любви к Полиньке, а седьмая глава ("Западня") повествует о кознях горбуна, который заманил Полиньку в свой дом. Самый стиль повествования ("горбун помертвел", "губы его дрожали, адская злоба разлилась по всему лицу" и т. п.) свидетельствует о том, что эти главы написаны Панаевой.

В третьей части романа Панаевой написана, как мы полагаем, пятая глава "Полинька и горбун", и шестая – "Поиски".

В четвертой части романа главы третья ("Ночные приключения Полиньки") и четвертая ("Перевороты в Струнниковом переулке") в основном написаны, по нашему мнению, Панаевой, хотя вполне возможно, что в воссоздании образов старьевщицы и шарманщика, а также в повествовании о "шутках" Доможирова принимал участие Некрасов. Восьмая ("Чужой дом") и девятая ("У постели умирающего") главы, в которых речь идет о пребывании Полиньки в доме Бранчевских, очевидно, написаны Панаевой.

В работе над пятой частью романа
страница 446
Некрасов Н.А.   Три страны света