вынула из ридикюля бумагу, завернутую в платок, и, развертывая ее, продолжала:

– "Ты, – говорит, – не показывай никому этой бумаги до моей смерти". А я-то грамоте не знаю! а хотелось бы мне знать, кому он свое добро отказывает? уж не мне ли? Да, кажись, у него ближе меня никого и нет!

И она, лисьими ужимками подав Полиньке бумагу, прибавила: "Ну-ка, прочтите" и подставила ухо.

Полинька развернула бумагу. Духовная была написана по форме. Полинька быстро читала; волнение ее все увеличивалось; наконец она вдруг остановилась, дочитав до места, где было написано: "Отказываю все мое имение, движимое и недвижимое, векселя под такими-то нумерами девице…"

Голос дрожал у Полиньки, руки опустились, она с ужасом смотрела на Анисью Федотовну, которая, слегка нагнув голову, ждала продолжения.

– Ну – сердито сказала она, потеряв терпение, – девице Анисье… Федо…

– Кто он такой? – в волнении спросила Полинька.

– Да читайте! Господи! Ну, прочтите и увидите, как зовут.

Полинька быстро поглядела подпись, – и вспыхнула, потом побледнела. Далеко отбросив от себя духовную, она закрыла лицо руками и зарыдала.

– Что такое, что такое? Господи! что случилось?

И Анисья Федотовна подняла духовную и спрятала ее.

– Так не мне, – спросила она, задрожав, – он отказывает? а?

– Нет! – рыдая, отвечала Полинька.

– Не мне!.. – грозно повторила Анисья Федотовна. – А, а, а! ну, так пусть его умирает, как собака! Нет, нет, не пойду!

Полинька с ужасом открыла лицо, и в глазах ее, еще полных слез, появилось страшное негодование.

– Как вам не стыдно! – сказала она с упреком. – Ведь он умирает!

– Ах! – с испугом воскликнула Анисья Федотовна. – Еще, может, можно было переменить, переделать… А я вот, старая дура, простофиля, разболтала все!

– Я ни слова никому не скажу!

Анисья Федотовна улыбнулась.

– Подите к нему: может быть, он вас ждет! – прибавила Полинька умоляющим голосом.

– Вот тебе, как не так! он, известно, рад, как я приду, да мне-то что за прибыль? да и как от дела бежать? не пустят!

Полинька побледнела. С минуту она думала, потом тихо сказала:

– Позвольте, я хоть за, вас поеду к нему. Анисья Федотовна усмехнулась.

– Да что ты за жалостливая такая! и тебе нельзя тоже раньше вечера: кто чай разольет? Ну, сохрани бог, если барыня узнает, что дома тебя нет. Рассердится… да, сердись! а вот посмотрела бы, каково одному умирать! чай, некому воды подать, чтоб горло промочить… А уж как слаб! руки – точно плети.

Полинька поспешно начала одеваться.

– Куда это? куда? – спросила Анисья Федотовна, схватив ее за платье.

– Пустите! я пойду к нему! мне нужно его видеть, – в отчаянии сказала Полинька.

– Господи! да уж не рехнулась ли ты? Как можно! А что вам делать у него? Может, уж теперь и умер… Что он вам такое?

– Я его тоже знаю!

– А, а, а, так вы знакомы? – радостно сказала Анисья Федотовна и потом таинственно прибавила: – ну, если уж такое ваше усердствие за умирающими уход иметь, так только, чур, раньше не уходить, как свое дело управите; да и то я на свою шею не беру. Спросят: где? а ты что? да ты кто в доме? Нет-с! наперед говорю: что случится – руки умываю!

Анисья Федотовна засмеялась и стала тереть рукой об руку.

– Я буду одна отвечать, если что случится! – сказала Полинька решительным голосом.

– То-то же, смотрите! – язвительно заметила Анисья Федотовна. – Вечером, – прибавила она таинственно, – как чай кончится, выдьте в сени! я туда притащу салоп и шляпку, чтоб наши-то оралы не
страница 204
Некрасов Н.А.   Три страны света