хлопчатобумажной ткани из грубой пряжи (чаще желтого цвета).

…в редкие свободные часы дозволялось Настасье Андреевне садиться за избитые пятиоктавные клавикорды. — Клавикорды — ударный струнный (не более чем пятиоктавный) клавишный инструмент, имевший вид столика; предшественник современного фортепиано; сохранялся в русском домашнем быту до середины XIX в.

То был факсимиль Бетховена.- Индивидуальное написание, в отличие от орфографической нормы — факсимиле (франц. fac-simile).

Похороны были пышные ~ Много тут было и притворно и искренно грустных лиц… — Ср. аналогичную сцену в поэме Некрасова «Несчастные» (1856) (см.: наст. изд., т. IV, с. 32).

…была одета в черный коленкоровый салоп… — Коленкор — плотная хлопчатобумажная ткань. Салоп — верхняя женская одежда в виде широкой длинной накидки с пелериной, с прорезями для рук или с широкими рукавами.

…упрашивала Федора Андреича покушать кутьи… — Кутья — поминальное блюдо (обычно рис с изюмом или медом).

…с огромной пенковой трубкой… — Трубка из легкого огнестойкого минерального вещества, так называемой пенки.

Одет он был в синеватого цвета венгерку… — Венгерка — верхняя одежда военных чинов, в том числе отставных, напоминающая форму венгерских гусар.

Он пел русскую песню: Не одна-то во поле дороженька… — Протяжная любовная народная песня, часто включавшаяся в песенники 1830-1840-х гг.

…старичок сделал ренонс. — Т. е. ошибся мастью.

…на ломберных столах… — т. е. на карточных стола, покрытых зеленым сукном, на котором мелом записывались взятки.

…старинный рыдван стоял у крыльца. — Рыдван — громоздкая карета для дальних поездок.

В одной из отдаленных улиц города NNN… — Необычное трехбуквенное обозначение названия города вместо общепринятого NN, употребляемого для обозначения местности, которую нежелательно называть (от лат. nomen nexio: имени не знаю), приобретает иронически-утрированный характер, поскольку под изображаемым здесь театром подразумевается столичный (см. выше).

…пожилой человек в ситцевом архалуке… — Архалук — стеганый кафтан без рукавов.

Ведь Семен Семеныч не раз говаривал мне… — В журнальной публикации и в отдельном издании романа этот персонаж именуется здесь, в отличие от последующих страниц, Петром Семенычем.

…уж скоро заблаговестят… — Благовест — колокольный звон, призывающий на молитву в церковь, в данном случае — на утреннее богослужение. Благовест к заутрене в осеннее время года производился в Петербурге около пяти часов пополуночи.

Кофейная близ театра.- В 1830-1840-е гг. возле Александрийского театра помещался трактир «Феникс» (площадь Александрийского театра, № 61; ныне площадь Островского, № 2) (см.: Цылов, л. 43), завсегдатаями которого были артисты и театралы. В конце 1830-начале 1840-х гг. Некрасов был постоянным посетителем «Феникса» (см.: Алексеев А. А. Воспоминания актера, с. 31–32). Трактир упомянут в «Жизни и похождениях Тихона Тростникова» (см.: наст. изд., изд., т. VIII, с. 186, 745); ср. также главу вторую «Княгини Лиговской» (1836–1837) Лермонтова. Весьма вероятно, что Некрасову была знакома и артистическая кофейная Печкина близ Малого театра в Москве. Знакомый Некрасова, актер и водевилист Д. Т. Ленский исполнял здесь импровизированные куплеты (см.: СП, 1841, 29 авг., № 192). Ср. также воспоминания Н. И. Куликова об артистической кофейной Бажанова в Москве, где постоянно бывал М. С. Щепкин (Куликов Н. И. Театральные воспоминания. — Искусство, 1883, № 15, с. 170).

…перед бенефисом… — Бенефис — спектакль, сбор
страница 422
Некрасов Н.А.   Том 10. Мертвое озеро