Шутка-водевиль в одном действии


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


Кочергин, саратовский помещик.

Лидия, дочь его.

Сухожилов, чиновник, жених Лидии.

Стружкин, актер.

Слуга.


Действие происходит в С.-Петербурге.


Театр представляет комнату в квартире Кочергина. Три двери: направо в биллиардную, налево в комнату Лидии; на средине выходная.



Явление 1


Сухожилов и Кочергин, с кием выходит из биллиардной.


Кочергин. Ха! ха! ха! Как я вас славно обыграл! Удивительная партия… И как мне задалось -- что удар, то либо в среднюю блузу, либо дублет в угольную… Я надеюсь, вы не сердитесь, что я вам задал сухую партию… что не дал ни одного очка сделать?..

Сухожилов. О, помилуйте, за что сердиться… на то игра; нельзя обоим вдруг выиграть.

Кочергин. Истинная правда… вот я уж тридцать лет играю на биллиарде, а никогда не замечал, чтоб вдруг оба выиграли… Так уж странно как-то сочинены игры… Так вы не сердитесь за сухую партию?

Сухожилов. Нет; мне остается только удивляться вашему искусству.

Кочергин. Да, от этой сухой партии у меня и теперь лоб мокрый… Вот посмотрели бы вы меня в прежние годы, как я играл на биллиарде!


Когда мне было двадцать лет --

Играл тогда я бойко, славно!

Со мной, бывало, сладу нет:

Всех обыграю преисправно!

Хоть на три тысячи изволь --

Вовек не праздновал я трусу:

Я славно делал карамболь

И попадал отлично в блузу!


Теперь совсем не то… меня узнать нельзя… я стал и стар, и слеп, и слаб.



Явление 2


Те же и Лидия.


Лидия. Ах! Валерьян Андреич!

Сухожилов. Лидия Степановна! Здравствуйте! Кажется, целый век не видал… позвольте поцеловать вашу ручку!

Лидия. Здоровы ли вы?

Сухожилов. Здоров; но сердце у меня страдает… матушка, кажется, на целый век замедлила нашу свадьбу… однако ж наконец…

Кочергин. Ну что наконец?

Сухожилов. Она уж едет… вот письмо прислала… что это за добродетельная женщина! Вы ее узнаете и в ней не расстанетесь… Она наперед дала свое согласие на брак мой с вашей дочерью… как она на меня надеется… как любит меня! Послушайте, вот конец ее письма; волосы дыбом поднимаются! (Вынимает письмо и читает.) "Прощай, бесценный Валеренька,-- бесценный! -- Я скоро буду… прощай, сердце мое; береги свое здоровье, одевайся потеплей и будь добродетелен!" Будь добродетелен!.. Такое выражение может изобресть только материнская нежность.

Кочергин. Вот, сударь мой, скоро матушка ваша будет… Так, значит, во ожидании всерадостного приезда, чтоб незаметнее время прошло -- мы теперь и сыграем еще партийку…

Сухожилов. Некогда… я заехал только повидаться с Лидией Степановной. Вы и то меня задержали…

Кочергин. Эх! А я было только кий подпилил… так бы и срезал желтого в среднюю… Ведь вы берете у меня дочь, последнее мое утешение… можно бы, кажется, за это партию-другую сыграть… мне ведь будет скучно…

Сухожилов. Скучно, позвольте! Вы говорите, что вам будет скучно? Мы найдем вам развлечение… Ах, позвольте… у меня есть чудесный знакомый, который, верно, умеет играть на биллиарде…

Кочергин. Ну… так что же?

Сухожилов. Я приведу к вам славного малого… он насмешит вас и обыграет…

Кочергин. Обыграет? А кто он такой?

Сухожилов. Актер.

Кочергин. Ха-ха-ха! Актер. Слышишь, Лидия, к нам хотят привести актера…

Сухожилов. Лихая голова!., только успевай смеяться: врет, как трещотка!

Кочергин. Всё это хорошо, но… (Берет его за руку.) Хотите, вперед дам двадцать очков?

Сухожилов. Прощайте, иду за Стружкиным… сейчас же приведу… Он
страница 1