Строгановском художественно-промышленном училище (закончила полный курс в 1910 году), О. В. Маяковская — в Московской женской гимназии Ежовой (закончила восьмой дополнительный класс в 1909 году).

Вася Канделаки. — Василий Васильевич Канделаки (1883–1938), партийный и научный работник (см. его воспоминания: сб. «Маяковский в Грузии». Тбилиси. «Заря Востока», 1936, стр. 138–139).

А. А. Плотников, революционер, знакомый семьи Маяковских, вспоминает: «С Канделаки я встречался. Это был студент, идейный большевик, он яро участвовал в движении, организовывал кружки. Он невольно увлекал и Володю. Непосредственная его связь, несомненно, пошла именно отсюда. Канделаки жил у них на Бронной. На Пресне я с ним тоже встречался, но не помню, — как с гостем или как с жильцом…» (ГММ).


РАБОТА. Пришлось выжигать и рисовать. — В семье Маяковских основным кормильцем была Л. В. Маяковская. Вместе с Людмилой Владимировной выжиганием и разрисовкой различных кустарных изделий (коробок, рамок, стаканов для ручек и т. д.) занимались Оля и Володя. А. А. Плотников вспоминал, что Володя постоянно рисовал, и Людмила Владимировна говорила, что это ее конкурент. «Мне кажется, — пишет Плотников, — если бы он пошел по этой линии, то был бы большим мастером искусства» (ГММ).

…запомнились пасхальные яйца. — Здесь неточность. Л. В. Маяковская свидетельствует: «Яйца и другие деревянные вещи мы выжигали и рисовали не в то время (то есть не в 1906 году. — В. М.), когда подавалось прошение о пособии, а в 1907–1908 гг.» (ГММ).

Бем (Эндаурова), Елизавета Меркурьевна (1843–1914) — модная в то время художница; иллюстрировала журналы «Игрушечка», «Малютка», «Посредник», «Нива», «Новое время». По ее рисункам выпускалась серия открыток в сентиментальном псевдорусском стиле.


ГИМНАЗИЯ. — «Уровень прохождения учебных предметов был в Москве выше, чем в Кутаиси. Володя отстал по языкам, особенно по греческому, латинскому, и по математике» («Пережитое», стр. 49). Основная же причина неуспеваемости В. Маяковского была в том, что он много времени уделял изучению марксистской литературы, так как в это время у него сильно возрос интерес к жизни большевистской партии.


ЧТЕНИЕ. — «Его (В. Маяковского. — В. М.) уже давно не удовлетворяли брошюры, он перешел к серьезным, научным книгам и читал систематически, планомерно, по рекомендации партийных товарищей и руководителей марксистских кружков. Так прочитал он предисловие К. Маркса к его «Критике политической экономии», содержащее сжатое изложение материалистического понимания истории, а также нелегально изданную брошюру В. И. Ленина «Две тактики социал-демократии в демократической революции», призывавшую к революционному свержению… буржуазного господства» («О Владимире Маяковском», стр. 120).

По свидетельству В. И. Вегера, члена большевистской партии, Московский комитет большевиков нелегально выпустил в ограниченном количестве новое издание ленинской работы «Две тактики социал-демократии в демократической революции». Это издание — в синенькой обложке — В. Маяковский «мог получить… только как член Московской организации большевиков» («Пережитое», стр. 50).


ПЕРВОЕ ПОЛУСТИХОТВОРЕНИЕ. — Товарищ Маяковского, Сергей Сергеевич Медведев (1890–1971), учившийся в то время в третьей гимназии (впоследствии академик, химик), рассказывает, что у них в гимназии существовал нелегальный социал-демократический кружок, в работе которого принимал участие и Маяковский. Кружок издавал рукописный журнал «Порыв». По имеющимся сведениям для
страница 24