словесное искусство, как мастерство слова, но не как эстетскую стилизацию, а как умение в слове решить любую задачу.

2) Ответить на любую задачу, поставленную современностью, для чего:

а) произвести работу над словарем (словоновшества, звуковая инструментовка и т. д.),

б) заменить условную метрику ямбов и хореев полиритмией самого языка,

в) революционизировать синтаксис (упрощение форм словосочетания, ударность необычных словоупотреблений и т. п.),

г) обновить семантику слов и словосочетаний,

д) создать образцы интригующих сюжетных построений,

е) выявить плакатность слова и т. д.

Решение перечисленных словесных задач даст возможность удовлетворить нужду в самых различных областях словесного оформления (форма: статья, телеграмма, стихотворение, фельетон, вывеска, воззвание, реклама и пр.).

Что касается вопроса о прозе, то:

1) подлинно футуристической прозы нет; есть отдельные попытки у Хлебникова, у Каменского, у Кушнера "Митинг дворцов", но попытки эти менее значительны, чем стихи тех же авторов. Объясняется это:

а) футуристы не делают разницы между отдельными родами поэзии, а рассматривают всю литературу как единое словесное искусство,

б) до футуристов полагали, что лирика имеет свой круг тем и свой облик, отличные от тем и языка т. н. художественной прозы; для футуристов этого разделения не существует,

в) до футуристов полагали, что поэзия имеет свои задания (поэтические), а практическая речь свои (непоэтические), для футуристов составление воззваний по борьбе с тифом и любовное стихотворение – только разные стороны одной словесной обработки,

г) до сих пор футуристы преимущественно давали стихи. Потому что в революционную эпоху, когда быт еще не отвердел, требуется лозунговая лирика, подхлестывающая революционную практику, а не нестор-ское подытоживание результатов этой практики,

д) и только в самое последнее время перед футуристами встала задача дать образцы современного эпоса: но не протокольно-описательного, а действенно-тенденциозного или даже фантастически-утопического, дающего быт не таким, как он есть, а каким он непременно будет и быть должен.

С товарищеским приветом

Вл. Маяковский.

1/IX-22 г.




61



ЗАВЕДУЮЩЕМУ ПРОИЗВОДСТВЕННЫМ БЮРО ВХУТЕМАСА T. В. РАВДЕЛЮ


[Москва, 2 октября 1922 г.]




В Производственное бюро Вхутемас



тов. Равдель


от В. Маяковского




Заявление


Ввиду, во-первых, повторного невыполнения пункта шестого договора и пункта третьего дополнения к договору и, во-вторых, ввиду полной небрежности в отношении печатания моих книг и в отношении выполнения заказов мой договор с Вхутемасом за No 1390 от 12/VI 1922 года и дополнение к договору от 12 сентября за No 1878 на основании пункта восьмого договора и пункта четвертого дополнения к договору считаю с сего дня аннулированными.

Тем более считаю необходимым сделать это, так как мною не только добросовестно выполнялись условия договора, но и был испрошен для Вхутемаса в Гизе заем в размере десяти миллиардов рублей, а также получены заказы на приобретение в наличный расчет четыре тысячи девятисот экземпляров моих сочинений, что совершенно облегчало работу Вхутемаса.

Так как Производственное бюро уплатило мне авторские, я, не желая вводить Бюро в материальные убытки, разрешаю ему продать 2-й том моих сочинений, сумма, вырученная от продажи за вычетом шести миллиардов неустойки согласно пункта четвертого дополнения к договору, не только целиком покроет расходы, но и даст
страница 21
Маяковский В. В.   Письма, заявления, записки, телеграммы, доверенности