такую дрянь, когда на Немировича-Данченко бумаги не хватает! "Ну, батенька, и подвели же вы нас!" – сказал мне руководитель Госиздата, а потом утешил, сказав, что "по-видимому, с вами ничего не будет". Но – это все мелочи. Главное – мы побеждаем. Сторонники растут. Все выступающее против нас настолько мелко и глупо, что всякий, "коммерчески" не заинтересованный в нашем уничтожении, переходит к нам.




65



Л. Ю. БРИК


[Москва, 2 ноября 1921 г.]

Дорогой мой и миленький Личик!

А я все грущу – нет от тебя никаких письмов. Сегодня пойду к Меньшому – авось пришли. Ужасно хотелось бы вдруг к тебе заявиться и посмотреть, как ты живешь. Но увы,- немного утешаюсь, уверяя себя, что, может быть, ты меня не забыла, а только письма не доходят. Пиши же, Лиленок!

Приехал из Владивостока скульптор Жуков, привез сборник статей Чужака (большинство старые) и газету "Дв телегр", в котором большая статья Чужака о Сосновском. Прислал Чужак гонорар мне за посланные материалы. Сегодня Жуков у нас обедает.

Как будто есть и у меня крохотная новостишка. Вчера приходил человек, о котором говорила Рита (из харьковского Губполитпросвета), и хочет везть меня в Харьков на 3 вечера. Условия хорошие. Если сегодня (тоже должен обедать) он не раздумает, я на будущей неделе в четверг или в пятницу (чтоб успеть получить твое дорогое письмо) уеду дней на 8-10 в Харьков. Отдохну и попишу. Работы сейчас фантастическое количество и очень трудная.

Пиши, солнышко.




Люблю тебя.


Жду и целую, и целую.

Твой

2/XI-21 г.


О Гржебине еще не мог узнать ничего! У него никого нет.

Разумеется, я буду тебе писать со всех станций, если уеду, ты пиши. Я к себе транспорт налажу.

Целую, целую, целую, целую.




56



Л. Ю. БРИК


[Москва, 28 ноября 1921 г.]

Деловое.




Дорогой и милый Лиленок.


Вот тебе отчет об издательстве.

1) Был в Наркомвнешторге. Товарищ Васильев, от которого зависит ввоз, оказался знакомым и обещал сделать все возможное, но разрешение зависит также и от Наркомпроса (Госиздата).

2) Я был у Луначарского, и он при мне говорил с Госиздатом (Мещеряковым), со стороны Госиздата препятствий не оказалось, и Луначарский утвердил список книг и просил Наркомвнешторг разрешить ввоз.

3) Дальнейшее буду делать так: высылая книгу в печать, буду прилагать каждый раз разрешение на ввоз.

4) Список книг, предполагаемых к изданию (первая очередь):

1. МАФ. Иллюстрированный) журнал искусств. Редакция – В. Маяковский и О. Брик. Сотрудн Асеев, Арватов, Кушнер, Пастернак, Чужак и др.

2. Маяковский. Сборники стихов.

3. Б. Пастернак. Лирика.

4. Книга о русском плакате.

5. Поэтика (сборник статей по теории поэтического языка).

6. Хлебников. Творения.

7. Искусство в производстве. Сборник статей.

8. Хрестоматия новейшей литературы.


Резолюц Лунач:

"Идею издательства считаю приемлемой. Книги прошу разрешить к ввозу при соблюдении соответств постановлений.

Луначарский".

5) Об учебниках надо говорить с Крупской; это труднее, но если издательство наладится – сделаю и это.

6) Чтоб выслать книги, их нужно сначала здесь (как ты писала) привести в абсолютно приемлемый вид.

7) Для этого необходимо сначала выяснить финансовый вопрос (организационные и мне).

8) С Граником я буду говорить только завтра.

9) Мне кажется, что мне следует (чтоб заменило все остальное) не менее 20 мил в месяц (на валюту это совсем кроха).

10) На организационные (машинистка, бум и пр.), а также на
страница 19
Маяковский В. В.   Письма, заявления, записки, телеграммы, доверенности