изволил сказать: "Извините, заняты Октябрьскими торжествами. Первого ноября даю вам честное слово пустить в печать". Я указал г-ну Вейсу, что словам больше верить не могу, дайте расписку. Г-н Вейс дал мне такую расписку:

"В начале ноября (не позже 3-4) книга Маяковского будет сдана в типографию и будет набираться и печататься) без всяких задержек. 27/Х. Подпись (Вейс)".

Слова "будет набираться и печататься" внесены по моему указанию специально, чтоб мне не морочили голову передачей в какие-то инстанции.

6. Сегодня, 5-го, я обратился к секретарше: "Печатается?" – "Нет! В полиграфическом отделе".- "А когда печататься будет?" – "Неизвестно, на ней нет "крестика", а вот видите список книг с крестиками, эти идут в первую очередь".

Товарищи! Может быть, ценою еще полугодового хождения я бы и мог заработать этот "крестик", но карьера курьера г-на Вейса мне не улыбается.

На писание этой книги мною потрачено полтора года. Я отказался от наживы путем продажи этой книги частному издателю, я отказался от авторства, пуская ее и без фамилии, и, получив единогласное утверждение ЛИТО, что эта книга исключительна и агитационна, вправе требовать от вас внимательного отношения к книге.

Я не проситель в русской литературе, а скорее ее благотворитель. (Ведь культивированный вами и издаваемый пролеткульт потеет, переписывая от руки "150 000 000".) И в конце концов мне наплевать, пусть книга появляется не в подлиннике, а плагиатами. Но неужели среди вас никто не понимает, что это безобразие?

Категорически требую – верните книгу. Извиняюсь за резкость тона – вынужденная.

Влад. Маяковский.

5/XI-20 г.




Копия ЛИТО и А. В. Луначарскому.


47



В КОЛЛЕГИЮ ГОСИЗДАТА


[Москва, 5 ноября 1920 г.]




Дополнительно в коллегию Госиздата



Товарищи!


Предыдущее заявление, писанное мною час тому назад, было подано тов. Заксу. Тов. Закс отнесся с недоверием к "истории с крестиками" и сказал мне: "Я пока что порядки Госиздата знаю лучше вашего. Кто вам сказал, что ваша книга, сданная в полиграфический отдел, будет там лежать оттого, что она без крестика?" Пошли искать секретаря, нашли на лестнице, он оказался г. Осповатом и на вопрос Закса ответил ему: "Ну конечно, будут лежать под сукном и пылиться, ежели они без крестика". Посрамленный Закс бежал в кабинет, а тов. Осповат, видя, что я снова взялся за бумагу, вежливо меня предупредил: "Не пишите про меня, а то я буду действовать по инструкции, не прилагая личного рвения, и тогда ваша книга пролежит еще дольше".

Веселенькая история, не правда ли?

Вл. Маяковский.

5/XI-20 г. 2 ч. 15 м.




Копия ЛИТО и наркому Луначарскому.


48



К. И. ЧУКОВСКОМУ


[Петроград, около 10 декабря 1920 г.]




Дорогой Корней Иванович.


К счастью, в Вашем письме нет ни слова правды.

Мое "Окно сатиры" это же не отношение, а шутка и только. Если б это было отношение – я моего критика посвятил бы давно и печатно.

Ваше письмо чудовищно по не основанной ни на чем обидчивости.

И я Вас считаю человеком искренним, прямым и простым и, не имея ни желания, ни оснований менять мнение, уговариваю Вас: бросьте!

Влад. Маяковский.

Бросьте!

До свиданья.




49



В ПРАВЛЕНИЕ СОЮЗА ДРАМАТИЧЕСКИХ И МУЗЫКАЛЬНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ


[Москва, конец октября – декабрь 1920 г.]




В правление Союза драматических и музыкальных писателей


от Владимира Маяковского



Заявление


Прошу зачислить с 1… 1920 г. меня в состав членов Союза драматических и
страница 13
Маяковский В. В.   Письма, заявления, записки, телеграммы, доверенности