гляньте.

                      Мадам, разрешите...

                         (шпилит красную ленточку)

                                          вам так идет!

                      Нацепите

                  110          этот

                                    красный бантик.

   Пары жмутся и расступаются. Арестованные проходят целой толпой. Снова

                  музыка. Парочка. Гвардеец и мадмуазель.

                                  Гвардеец

                      Довольно вальсом

                                       потеть и мокнуть,

                      не хотитца ль проттица

                                             по лону гравия?

                      Мамзель,

                               разрешите чмокнуть.

                      Ах, не сердитесь, -

                                          теперь равноправие.

      Опять расступаются пары. Бесконечная арестантская лента. Прошли.

                  Генерал подымает бокал. Гости чокаются.

                                  Генерал

                  120 Господа!

                               Потушена лава

                                             революционного кратера.

                      Кон-ссти-туцция!

                                       Давно пора.

                      За его величество -

                                          государя императора

                      гип-гип!

                               Ура-ура!

 Гости подымают бокалы. Чокаются, размахивают картами-манифестом. Бросаются

 друг к другу лобызаться, отставляют бокалы и складывают листы манифеста в

 огромный карточный домик. По всей арене появляются толстенные городовые. С

 верхней площадки - царишко, царица, министры. Все, раздувая щеки, начинают

  дуть во всю силу. Карточный домик разлетается. От дутья затухают лампы,

 разбегаются гости. В эту минуту падает брошенная бомба. Бомба разрывается,

   рассыпая листки прокламаций по всей арене. Городовые и прочие дующие в

испуге разбегаются. В разных концах арены разные лица по-разному пробегают и

                            читают прокламацию.

 Обыватель берет прокламацию - смотрит, бросает и убегает. Поп, взглянув в

прокламацию, крестится и бежит. Богач - рвет и сжимает кулаки. Крестьянин -

любовно разглаживает, кладет за пазуху. Рабочий вчитывается - зовет других,

                       все серьезно и грозно слушают.

                                    Один

                      "Дана свобода собраний,

                  130    но собрания оцепляются войсками".

                                   Другой

                      "Дана свобода слова,

                         но цензура осталась неприкосновенной"-

                                   Третий

                      "Дана неприкосновенность личности,

                         но тюрьмы переполнены заключенными".

                                   Первый

                      "Необходимо всем быть настороже

                         и готовыми к бою".

 Бежавшие с перепугу городовые осторожно приближаются к месту взрыва. Видят

мирно читающих, бросаются на них. Рабочие разбегаются. Полицейский бросается

  за одним, другой в это время наклеивает ему прокламацию на спину. Хохот.

Городовые бросаются за наклеившим. Наклеивший ловко взбирается на трапецию.

 Городовые за ним, неуклюже путаясь в шашках и кобурах. Городовые
страница 15
Маяковский В. В.   Москва горит