Сейчас же

ломался. Теперь захочу

и в сторону ринусь. А разве

езда с паровозом!

Примус! Теперь

приставил

крыло и колеса да вместе с домом

взял

и понесся. А захотелось

остановиться вот тебе - Винница,

вот тебе - Ницца. Больным

во время оное прописывались

солнечные ванны. Днем

и то,

сложивши ручки жди,

чтобы вылез

луч из-за тучки. А нынче

лети

хоть с самого полюса. Грейся!

Пользуйся!..Любимой

дни ушедшие мнятся. А под ними

города,

селения проносятся

в иллюминации ежедневные увеселения! Радиостанция

Урала на всю

на Сибирь

концерты орала. Шаля,

такие ноты наляпаны, что с зависти

лопнули б

все Шаляпины. А дальше

в кинематографическом раже по облакам

верстовые миражи. Это тебе

не "Художественный"

да "Арс", где в тесных стенках

партер да ярус. От земли

до самого Марса становись,

хоть партером,

хоть ярусом. Наконец

в грядущем

и это станется прямо

по небу

разводят танцы. Не топоча,

не вздымая пыль, грациозно

выгибая крылья, наяривают

фантастическую кадриль. А в радио

буря кадрилья. Вокруг

миллионы

летающих столиков. Пей и прохлаждайся

позвони только. Безалкогольное.

От сапожника

и до портного никто

не выносит

и запаха спиртного. Больному

рюмка норма, и то

принимает

под хлороформом. Никого

не мутит

никакая строфа. Не жизнь,

а - лафа! Сообщаю это к прискорбию

товарищей поэтов. Не то что нынче

тысячами

высыпят на стихи,

от которых дурно. А тут

хорошо!

Ни диспута, ни заседания ни одного

культурно! Полдвенадцатого.

Радио проорал: - Граждане!

Напоминаю

спать пора! От быстроты

засвистевши аж, прямо

с суматохи бальной гражданин,

завернув

крутой вираж, влетает

в окно спальной. Слез с самолета.

Кнопка.

Троньте! Самолет сложился

и - в угол,

как зонтик. Разделся.

В мембрану

три слова: - Завтра

разбудить

в полвосьмого! Повернулся

на бок

довольный гражданин, зевнул

и закрыл веки. Так

проводил

свои дни гражданин

в XXX веке.

* * *

III

ПРИЗЫВ.

Крылатых

дней

далека дата. Нескоро

в радости

крикнем:

- Вот они! Но я

грядущих дней агитатор к ним

хоть на шаг

подвожу сегодня. Чтоб вам

уподобиться

детям птичьим, в гондолу

в уютную

сев,огнем вам

в глаза

ежедневно тычем буквы

О. Д. В. Ф. Чтоб в будущий

яркий,

радостный час вы носились

в небе любом сейчас

летуны

разбиваются насмерть, в Ходынку

вплющившись лбом. Чтоб в будущем

веке

жизнь человечья ракетой

неслась в небеса и я,

уставая

из вечера в вечер, вот эти

строки

писал. Рабочий!

Крестьянин!

Проверь на ощупь, что

и небеса

твои! Стотридцатимиллионною мощью желанье

лететь

напои! Довольно

ползать, как вошь! Найдем

разгуляться где бы! Даешь

небо! Сами

выкропим рожь тучи

прольем над хлебом. Даешь

небо! Слов

отточенный нож вонзай

в грядущую небыль! Даешь

небо!

1925
страница 8
Маяковский В. В.   Летающий пролетарий