всякого ветра чище, прет,

захватив

большой мячище. Небо

в самолетах юрких. Фигуры взрослых,

детей фигурки. И старики

повылезли,

забыв апатию. Красные - на желтых.

Партия - на партию. Подбросят

мяч

с высотищи

с этакой, а ты подлетай,

подхватывай сеткой. Откровенно говоря,

футбол

тоска. Занятие

разве что

для лошадиной расы. А здесь

хорошо!

Башмаки - не истаскать. Нос

тебе

мячом не расквасят. Все кувыркаются

надо,

нет ли; скользят на хвост,

наматывают петли. Наконец

один

промахнется сачком. Тогда:

- Ур-р-р-а!

Выиграли очко! Вверх,

вниз,

вперед,

назад, перекувырнутся

и опять скользят. Ни вздоха запыханного,

ни кислой мины будто

не ответственные работники,

а - дельфины. Если дождь налетает

с ветром в паре подымутся

над тучами

и дальше шпарят. Стемнеет,

а игры бросить

лень; догонят солнце,

и - снова день. Наконец

устал

от подбрасывания,

от лова. Снизился

и влетел

в окно столовой. Кнопка.

Нажимает.

Стол чайный. Сын рассказывает:

- Сегодня

случайно крыло поломал.

Пересел к Петьке, а то б

опоздал

на урок арифметики. Освободились на час

(урока нету), полетели

с Петькой

ловить комету. Б-о-о-о-льшущая!

С версту - рост. Еле

вдвоем

удержали за хвост. А потом

выбросили

большая больно. В школу

кометы таскать

не позволено.Сестра:

- Сегодня

от ветра скатился клубок

с трех тысяч метров. Пришлось снизиться

нитку наматывать. Аж вся

от ветра

стала лохматовая.А младший

весь

в работу вник. Сидит

и записывает в дневник: "Сегодня

в школе

практический урок. Решали

нет

или есть бог. По-нашему

религия опиум. Осматривали образ

богову копию. А потом

с учителем

полетели по небесам. Убеждайся - сам! Небо осмотрели

и внутри

и наружно. Никаких богов,

ни ангелов

не обнаружено". А папаше,

чтоб не пропал

ни единый миг, радио

выбубнивает

страницы книг...

Вечер.

Звонок.

- Алло!

Не разбираю имя я... А! Это ты!

Привет, любимая! Еду!

Немедленно!

В пять минут небо перемахну

во всю длину. В такую погоду

прекрасно едется. Жди

у облака

под Большой Медведицей. До свидания! Сел,

и попятились

площади,

здания... Щека - к щеке,

к талии - талией,небо

раза три облетали. По млечным путям

за кометной кривизной, а сзади

жеребенком

аэроплан привязной. Простор!

Тебе

не Петровский парк, где все

протерто

задами парок. На ходу рассказывает

бывшее

в двадцать пятом году. - Сегодня

слушал

радиокнижки. Да...

это были

не дни, а днишки. Найдешь комнатенку,

и то - не мед. В домком давай,

фининспектору данные. А тут - благодать!

Простор

не жмет. Мироздание! Возьмем - наудачу. Тогда

весной

тащились на дачу. Ездили

по железной дороге. Пыхтят

и ползут понемножку. Все равно,

что ласточку

поставить на ноги, чтоб шла,

ступая

с ножки на ножку. Свернуть,

пойти по лесу нельзя!

Соблюдай рельсу. А то еще

в древнее время

были так называемые

автомобили. Тоже

мое почтеньице способ сообщеньица! По воздуху

нельзя. По воде

не может. Через лес

нельзя. Через дом

тоже. Ну, скажите,

это машина разве? Шины лопаются,

неприятностей

масса. Даже

на фонарь

не мог взлазить.
страница 7
Маяковский В. В.   Летающий пролетарий