умирали под Перекопом, а многие даже умерли, разве мы могли предположить, что эти розы будут цвести и благоухать нам уже на данном отрезке времени? Разве когда мы стонали под игом самодержавия, разве хотя бы наши великие учителя Маркс и Энгельс могли бы предположительно мечтать или даже мечтательно предположить, что мы будем сочетать узами Гименея безвестный, но великий труд с поверженным, но очаровательным капиталом?


Все


Горько!.. Горько!..


Баян


Увaжaeмыe граждане! Красота – это двигaтель прогресса! Что бы я был в качестве простого трудящегося? Бочкин и – больше ничего! Что я мог в качестве Бочкина? Мычать! И больше ничего! А в качестве Баяна – сколько угодно! Например:


Олег Баян

от счастья пьян.


и вот я теперь Олег Баян, и я пользyюсь, как равноправный член общества, всеми благами культуры и могу выражаться, то есть нет – выражаться я не могу, но могу разговаривать, хотя бы как древние греки: «Эльзевира Скрипкина, передайте рыбки нам». И мне может вся страна отвечать, как какие-нибудь трубадуры:


Для пpомывки вашей глотки,

за изящество и негу

хвост сельдя и рюмку водки

преподносим мы Олегу.


Все


Браво! Ура! Горько!


Баян


Красота – это мать…


Шафер

(мрачно и вскакивая)

Мать! Кто сказал «мать»? Прошу не выpaжaться при новобрачных.

Шафера оттаскивают.

Все


Бетховена! Камаринского!

Тащат Баяна к роялю.

Баян


Съезжалися к загсу трамваи —

там красная свадьба была…


Все

(подпевают)

Жених был во всей прозодежде,

из блузы торчал профбилет!


Бухгалтер


Понял! Все понял! Это значит:

Будь здоров, Олег Баянчик,

кучерявенький баранчик…


Парикмахер

(с вилкой лезет к посаженной маме)

Нет, мадам, настоящих кучерявых теперь, после революции, нет. Шиньон гоффре делается так… Берутся щипцы (вертит вилкой), нагреваются на слабом огне а ля этуаль (тычет вилку в пламя печи), и взбивается на макушке эдакое волосяное суффле.


Посаженная


Вы оскорбляете мое достоинство как матери и как девушки… Пустите… Сукин сын!!!


Шафер


Кто сказал «сукин сын»? Прошу не выpaжaться при новобрачных!

Бухгалтер разнимает, подпевая, пытаясь крутнуть ручку кассового счетчика, с которым он вертится, как с шарманкой.

Эльзевира

(к Баяну)

Ах! Сыгpайтe, ах! Вальс «Тоска Макарова по Вере Холодной». Ах, это так шарман,10 ах, это просто петит истуар…11


Шафер

(вооруженный гитарой)

Кто сказал «писуар»? Прошу при новобрачных…


Баян разнимает и набрасывается на клавиши.


Шафер

(приглядываясь, угрожающе)

Ты что же это на одной черной кости играешь? Для пролетариата, значит, на половине, а для буржуазии на всех?


Баян


Что вы, что вы, гражданин? Я на белых костях в особенности стараюсь.


Шафер


Значит, опять выходит, что белая кость лyчше? Играй на всех!..


Баян


Да я на всех!


Шафер


Значит, с белыми вместе, соглашатель?


Баян


Товарищ… Так это же… цедура.


Шафер


Кто сказал «дура»? При новобрачных. Во!!! (Грохает гитарой по затылку.)

Парикмахер нацепливает на вилку волосы посаженной матери.

Присыпкин оттесняет бухгалтера от жены.

Присыпкин


Bы что же моей жене селедку в грудь тычете? Это же ж вам не клумба, а грудь, и это же вам не хризантема, а селедка!


Бухгалтер


А вы нас лососиной угощали? Угощали? Да? А сами орете – да?

В драке опрокидывают газовую невесту на печь, печь опрокидывается, – пламя,
страница 263
Маяковский В. В.   Избранное