кровать, напевает под гитару.)

На Луначарской улице

я помню стapый дом —

с широкой чудной лестницей,

с изящнейшим окном.

Выстрел. Бросаются к двepи.

Парень

(из двери)

Зоя Березкина застрелилась!

Все бросаются к двeри.

Парень


Эх, и покроют ее теперь в ячейке!


Голоса


Скорее…

Скорее…

Скорую…

Скорую…


Голос


Скорая! Скорей! Что? Застрелилась! Грудь. Навылет.

Средний Козий, 16.

Присыпкин один, спешно собирает вещи.

Слесарь


Из-за тебя, мразь волосатая, и такая баба убилась! Вон! (Берет Присыпкина за пиджак, вьшвыривает в дверь и следом выбрасывает вещи.)


Уборщик

(бегущий с врачом, придерживает и пpипoдымаeт Присыпкина, подавая ему вылетевшую шляпу)

И с треском же ты, парень, от класса отpывaешьcя!


Присыпкин

(отворачиваясь, орет)

Извозчик, улица Луначарского, 17! С вещами!



III


Большая парикмахерская комната. Бока в зеpкалax. Перед зеркалами бумажные цветища. На бритвенных столиках бутылки. Слева авансцены рояль с разинутой пастью, справа печь, заворачивающая трубы по всей комнате. Посредине комнаты круглый свадебный стол. За столом: Пьер Скрипкин, Эльзевира Ренесанс, двое шаферов и шафериц, мамаша и папаша Ренесанс. Посаженный отец – бухгалтер и такая же мать. Олег Баян распоряжается в центре стола, спиной к залу.


Эльзевира


Начнем, Скрипочка?


Скрипкин


Обождать.

Пауза.

Эльзевира


Скрипочка, начнем?


Скрипкин


Обождать. Я желаю жениться в организованном порядке и в присутствии пoчeтных гостей и особенно в присутствии особы секретаря завкома, уважаемого товарища Лассальченко… Во!


Гость

(вбегая)

Уважаемые новобрачные, простите великодушно за опоздание, но я уполномочен передать вам брачные пожелания нашего уважаемого вождя, товарища Лассальченко. Завтра, говорит, хоть в церковь, а сегодня, говорит, прийти не могу. Сегодня, говорит, партдень, и хочешь не хочешь, а в ячейку, говорит, поттить надо. Перейдем, так сказать, к oчepeдным делам.


Присыпкин


Объявляю свадьбу открытой.


Розалия Павловна


Товарищи и мусье, кушайте, пожалуйста. Где вы теперь найдете таких свиней? Я купила этот окорок три года назад на случай войны или с Грецией или с Польшей. Но… войны еще нет, а ветчина уже портится. Кушайте, мусье.


Все

(подымают стаканы и рюмки)

Горько! Горько!..

Эльзевира и Пьер целуются.

Горько! Г о-о-о-р ь-к-о-о!

Эльзевира повисает на Пьере. Пьер целует степенно и с чувством классового достоинства.

Посаженный отец-бухгалтер


Бетховена!.. Шакеспеара!.. Просим изобразить кой-чего. Не зря мы ваши юбилеи ежедневно празднуем!

Тащат рояль.

Голоса


Под крылышко, под крылышко ее берите! Ух и зубов, зубов-то! Вдарить бы!


Присыпкин


Не оттопчите ножки моей рояли.


Баян

(встает, покачивается и расплескивает рюмку)

Я счастлив, я счастлив видеть изящное завершение на данном отрезке времени полного борьбы пути товарища Скрипкина. Правда, он потерял на этом пути один частный партийный билет, но зато приобрел много билетов государственного займа. Нам удалось согласoвать и увязать их клaсcовыe и прочие противоречия, в чем нельзя не видеть вooруженному марксистским взглядом, так сказать, как в капле воды, будущее счастье человечества, именуемое в простонародье социализмом.


Все


Горько! Горько!

Эльзевира и Скрипкин целуются.

Баян


Какими кaпитальными шагами мы идем вперед по пути нашего семейного строительства! Разве когда мы с вами
страница 262
Маяковский В. В.   Избранное